?????????.??
?????????.??
?????????.??
?????????.??

Война двух башен

Зачем Сечин сближается с главой ФСБ, когда Суркову «поменяют фамилию», и передается ли рейтинг при рукопожатии


С тех пор как лауреат Нобелевской премии по литературе Уинстон Черчилль определил политику Кремля как «схватку бульдогов под ковром», нет отбоя от желающих сорвать это покрывало. Особенно в год Собаки, каким по восточному гороскопу является 2006-й: помимо лабрадора Кони, президентской суки, беззастенчиво снимающейся с любыми гостями своего хозяина, разные аналитики обнаруживают под этим ковром разное. То «партию Дмитрия Медведева» и «партию Сергея Иванова» (по именам потенциальных полупреемников Владимира Путина), то кланы «либерала» Владислава Суркова и «силовика» Игоря Сечина (оба — питерские по происхождению и наполнению), якобы разнящиеся по цели… «Управляемая демократическая передача власти суверена или третий срок» — так ли реально выглядит альтернатива?

«Новая» провела небольшое исследование, включая опрос ряда экспертов, из которых лишь руководитель департамента политологических программ Центра политических технологий Алексей Зудин согласился на его частичное цитирование в публикации.
Большинство из них едины во мнении: Путин действительно хочет уйти, но ни преемник Иванов, ни преемник Медведев, ни оба этих кандидата в качестве тандема «президент — премьер» не гарантируют Кремлю идеальной передачи власти с сохранением ее нынешнего беспрецедентного 70-процентного рейтинга доверия в глазах населения.

Третий центр силы

Именно поэтому у первого лица появилась своя «опричнина». От древнерусского «опричь», «кроме» — гвардия чиновников, ориентированная на исполнение его личной воли. Передела элит никто в здравом уме и твердой памяти сейчас не хочет. В администрации президента появился независимый центр в лице руководителя АП Сергея Собянина. Появление нового игрока — еще рано говорить о вертикали — призвано сгладить конкуренцию между двумя основными крыльями, он смог утвердиться в должности и получил самостоятельный выход на Путина. Цель этой «опричнины»: продавить нужное лично президенту решение, если оно будет не в пользу ни одного из «кланов», и добиться лояльности игроков, которым, например, может не понравиться кандидат в преемники со стороны. Отсюда, кстати, отказ от «Единой России» как единственной партии власти и инвестиции в «СпРос» Сергея Миронова, лишенного как собственных президентских амбиций, так и завязки на какой-либо определенный лагерь в Кремле. У арбитра-2008 должен быть рычаг.

Медведев-то приходил на тот же пост руководителя администрации президента из внутреннего круга, будучи своим для Владимира Владимировича. Собянин же был нанят на работу в Кремль извне, при этом избавился от имиджа «человека «ЛУКОЙЛа» еще в Тюмени, когда шел торг о взаимоотношениях между возглавляемой им областью и двумя автономными округами — ХМАО и ЯНАО. Если бы следы чрезмерной связи с Вагитом Алекперовым или Семеном Вайнштоком (оба личные друзья президента) остались, он бы никогда не оказался на месте «человека дисциплины» или чиновника, не склонного вести автономную политическую игру. Он порученец Путина в прямом и переносном смысле, когда остальные (в силу длительности пребывания «за стеной» и появления самостоятельных задач, поставленных тем же Путиным) приобрели частичную независимость от патрона.

Разные функции

Есть миф, что там сосуществуют отнюдь не мирно «почти либеральный» Сурков и «этатист» Сечин. Различия эти преувеличены, сошлись эксперты во мнении, главное — их функциональная специализация. Владислав Юрьевич, курирующий публичную сферу, и решения должен предлагать политические, а не силовые. Его связи в РСПП и со «старыми олигархами», встроившимися в путинскую систему, а также повседневное курирование СМИ и прочей публичной сферы, впрочем, не стоит преувеличивать. Вышедший на поверхность конфликт Суркова с пресс-секретарем президента Алексеем Громовым, по должности имеющим прямой доступ к телу, по данным «Новой», совпал с ожиданием чуть ли не с недели на неделю отставки Владислава Юрьевича в амплуа «чеченца Асламбека Дудаева».

Тем не менее статья Суркова в «Эксперте», заявленная как программный спор со сторонниками демократии без прилагательных (главный тезис Медведева), показала гибкость и изворотливость автора. Оказывается, сам термин принадлежит экс-главе ЕС Романо Проди, и вообще автор потезисно сглаживает любой намек на конфликт с Дмитрием Анатольевичем. Сурков — человек талантливый и эффективный, поэтому даже его идеология «суверенной демократии» является продолжением его ресурсов, того, что он хорошо умеет делать и за что отвечает.

То же и Сечин, якобы представляющий силовиков. Но это еще один миф: если выяснять, каких именно, окажется, что никаких. Носитель «силовой идеологии» — более адекватная оценка его подходов во взаимоотношении с бизнесом, то, что называют еще государственным рейдерством. Игорь Сергеевич отвечает за новую политику президентской власти в отношении частного сектора, где задача сначала сломать, а потом «построить» нынешних игроков рынка, чтобы освободить место для сектора экономики, прямо или косвенно контролируемого властью.

Связи с силовыми группами у него есть, но одну из них (с генпрокурором Владимиром Устиновым) Путин очень умело разрушил. Недавно Сечин взял сына главы ФСБ Николая Патрушева в «Роснефть», чей совет директоров возглавляет он сам, причем не в советники к управляющему компанией Владимиру Богданчикову, а к себе лично. Это назначение совпало с крахом Устинова, с которым связь была на уровне брака детей, не только по времени. Здесь можно увидеть и попытку нового альянса с силовиками, и позитивную оценку перспектив самого Патрушева, несмотря на периодические слухи о его отставке.

Кланирование питерских

Миф о новом петербургском периоде в истории России эксперты «Новой» также развеяли. Массовый переезд из Северной столицы номенклатуры так и не сделал ее монолитной. Любая группа наверху неизбежно фрагментируется. Питерские тоже изнутри представляют собой сплошное крошево. Горизонтальные связи, в отличие от вертикалей «начальник — подчиненный», перенесенных на московскую почву целыми фракциями, там, оказывается, развиты минимально. Союзы носят ситуативный характер: они воспринимают друг друга как члены землячества, у них есть общий патрон, во всем остальном конкурируют между собой достаточно сильно.

Виктор Иванов «человеком Сечина» не является. Он просто главный кадровик. Его политический вес колеблется: до недавнего времени скорее снижался, но после последних силовых перестановок снова увеличился. Если альянс с Борисом Грызловым когда-то был, то давно разрушился. С выборами 2003 года, где ивановская Народная партия шла отдельным списком от грызловской «Единой России», это не связано: в интересах доминантного ВВП непосредственно перед днем голосования башни Кремля объединились. Или им просто напомнили о распределении обязанностей.

Похожим образом нужно оценивать и нынешний «СпРос» Сергея Миронова. Его партия нужна в двух функциях — как замещение КПРФ и как ограничитель «ЕдРа». Но если мироновцы вдруг начнут слишком активно влезать с левого поля на правое, их будут останавливать. Скорее всего, Путин скажет, что да, «Справедливая Россия» — партия правильная и нужная, но главная все равно «Единая…». Собственно, именно это он и сказал на недавней встрече с руководством «ЕдРа».

Если «ЕдРо» курируется одной башней и она же, в которой сидит Сурков, отвечает за исход выборов, любая другая сила, которой удалось пробиться, будет искать поддержки и связываться в общественном мнении с «другой башней»: «Родина» в свое время начала бегать к Сечину, хотя изначально была под опекой Владислава Юрьевича. А вот двух кандидатов в преемники быть не может по определению. Прогноз Михаила Касьянова о походе на президентские выборы двух выдвиженцев Кремля очень похож на пожелание: ребята, застрелитесь, пожалуйста, ну чего вам стоит.

Приглашение нынешнему, сконцентрированному на Путине истеблишменту разорваться надвое — это дестабилизация режима. И это не та цена, которую готов платить президент, отказываясь от третьего срока. Он хочет отстроить систему, устойчивую к выборам и к смене первых лиц. Пока ВВП сохраняет силу, никаких собственных преемников у кремлевских кланов не будет. До и кланов никаких по большому счету не просматривается, а есть индивидуальные игроки. Путин систематически разрушает группировки в своем окружении.

Нет такой партии!

В нехитрых политических вычислениях «партии третьего срока», с которой обычно ассоциируют Игоря Сечина, есть здравый смысл: раз преемником ВВП становится Дмитрий Медведев, значит, президент будет из конкурирующего крыла питерских — и с выходом на новое первое лицо станет плохо. Если преемником станет Сергей Иванов — это лучше, но лишь немножко, потому что его особенность в том, что он ни с кем не связан, как и Дмитрий Козак, кстати. Это атомы, связанные только с Путиным и больше ни с кем. Более того, оба понимают, что это условие, на котором их брали во власть, и тщательно соблюдают свой «политический контракт».

Управляемая ротация власти Сечину невыгодна объективно, что еще не означает, будто Игорь Сергеевич ее способен сорвать. Начать играть против хозяина, когда тот в силе, может только сумасшедший.

Проблему-2008 для Владимира Путина эксперты «Новой» формулируют как удержание страны под контролем и категорическое исключение передачи власти в руки нынешней оппозиции. Поэтому Кремль попытается самостоятельно заполнить все ниши, на которые хотя бы гипотетически способны претендовать внесистемные силы. «СпРос» вместо КПРФ и «Родины», «СвоРо» вместо СПС и «ЯБЛОКА» на демократическом фланге должны удержать «путинское большинство» под контролем лояльных к нему лично структур. Общественное мнение все равно начинает постепенно осознавать, что Путин уходит, и как оно отреагирует, когда полностью переварит эту информацию, вот главный вопрос и интрига «сдвоенных» выборов 2007 — 2008-го.

Президентский рейтинг не передается одной партии: иначе Владимир Владимирович получил бы в 2004-м столько, сколько «Единая Россия» — в 2003-м. Отношение к ВВП у народа спокойное и прагматичное — эта фигура на этом посту устраивает большинство. Но он не харизматик и не вождь, у его команды хватило ума встроиться в образ Штирлица, проекцию массовых ожиданий.

Совершенно неизвестно, что начнет происходить в умах людей, когда они поймут, что Владимир Путин совершенно точно уйдет через несколько месяцев. Остаться сильным до самого конца, до момента передачи полномочий, не превратившись в «хромую утку», очень трудно. Когда и если начнется разотождествление ВВП-президента и ВВП-человека, его рейтинг начнет снижаться, и подвиснет вся операция «Преемник». Но привычка к Путину и безальтернативность на рынке лидеров работают против, и никаких признаков разотождествления в общественном мнении пока не просматривается.

Грядет троевластие?

То, что есть сейчас у Медведева, — это «телевизор», то есть запрограммированная известность плюс «инвеститура Путина», правая рука президента, которая незримо лежит у него на плече. По сравнению с Сергеем Ивановым сугубо «гражданский» Дмитрий Анатольевич производит более благоприятное впечатление на интеллигентную публику, но пока никаких лидерских качеств там не просматривается. И массовый избиратель это отмечает. Привычка искать в каждом следующем правителе России вожделенную сильную руку, однако, работает против «демократа без прилагательных», как позиционирует себя Медведев в расчете в основном на Запад.

Если же верно предположение, что Путин уходит с поста президента, но остается во власти, то новый режим моноцентрическим быть не сможет, ибо соседство с не утратившим популярности экс-президентом создает деконцентрацию в верхах просто автоматически. С учетом восхождения еще одной фигуры — нынешнего министра обороны — в будущем можно предположить не диаду, а треугольник. А может, и многоугольник.

Интересно, как будет меняться политический вес Патрушева, и не начнется ли ближе к выборам подъем еще какой-нибудь фигуры? По версии политолога Алексея Зудина, ВВП намеревается уйти с поста, но не из властного пространства, став чем-то вроде российского Дэн Сяопина, хотя это возможно, только имея в руках не один, а целый ряд ресурсов. Проще говоря, реальный центр власти должен стать неформальным.

Параллели с советской триадой, например, Брежнев — Подгорный — Косыгин после падения Хрущева, когда при номинальных президенте и премьере реальный лидер страны сидел в кресле генсека ЦК правящей партии, политолог отверг, сказав, что «никакого устоявшегося менталитета нет, а есть только его фрагменты и инерция, нет 2-го издания КПСС и, кто бы что ни говорил, быть не может». То, что выстраивается и во власти, и в партийной системе, все исходит из осознания невозможности повторения пройденного.

Ключевой ресурс у экс-президента — публичный пост, обеспечивающий ему прямую связь с обществом и поддерживающий популярность Кремля. Называются президиум Госсовета, что с учетом «любви» губернаторов как класса к разжаловавшему их в завхозы Путину верится с трудом, либо… Общественная палата. Как приводной ремень контроля за готовыми сегментами интеллигенции и выход на общественное мнение. «Выстроенная как продолжение тела первого лица» ОПРФ, конечно, выглядит институциональным анекдотом, карикатурой и пародией, но проблема в том, что «большая часть инноваций именно так и выглядит». Сработает это, правда, только в случае, если разотождествления нынешнего президента с образом главного лица не произойдет и после передачи поста в другие руки.

Команда «Газы» дана для всех

Атмосфера в обществе, впрочем, искусственно сгущается. Череда громких заказных убийств — банкира Андрея Козлова и журналиста Анны Политковской — плюс расправа на Ленинском проспекте «силами самих чеченцев» с неугодным Рамзану Кадырову экс-соратником его отца и загадочное отравление в Лондоне Александра Литвиненко и в Дублине Егора Гайдара, подмочившие репутацию путинской РФ, дают фору совсем другим настроениям. «Европейца» Путина, очевидно, сватают сменить гражданский мундир внутри страны на диктаторский haute couture от Александра Лукашенко. Отсюда и участившиеся слухи о конце «управляемой демократии» и ее проводников в Кремле.

Если же рейтинг «точно уходящего» Владимира Владимировича рухнет еще до выборов, обитатели Кремля могут испугаться и попробовать начать играть в открытую. По мнению аналитиков, сценариев намечается два: либо «новый моноцентризм», когда Путин предложит в преемники не известную пока свежую фигуру, способную стать новым сильным президентом, либо перспектива краха режима снова заставит вспомнить о третьем сроке. В последнем случае восстановить популярность ВВП уже не удастся: в политическом смысле он превратится во что-то типа Брежнева после болезни.

Путинская Россия — не доперестроечный СССР. Против Кремля объединятся все обиженные: публичные политики, олигархи, региональные элиты, либералы, разочарованные националисты, даже коммунисты — весь политикум 90-х годов — готовый претендент на революцию. И, вопреки ожиданиям «политтусовки», при катастрофическом сценарии Сурков, скорее всего, останется при Путине, а вот более ресурсные игроки со всем своим арсеналом начнут активно оглядываться по сторонам. Слабость ВВП — если она случится — полностью поменяет степень лояльности нынешних игроков. А значит, можно ожидать от Путина «сильных ходов», вплоть до сложения им своих полномочий.

Расклад сил в Кремле в кратком изложении

Администрация президента РФ по принципу действия напоминает птицу, где голова — это сам Владимир Путин, работающий мозгом и стальным клювом; право(во)е крыло — Сурков и Ко — работает на политическую преемственность; левое (силовое) крыло — Сечин и Ко — работает на рейдерство для государства; центр тяжести (киль) — Собянин и Ко — блюдет равновесие сил и волю главы; правая нога — «ЕдРо» и спикер Грызлов — опора в Госдуме; левая нога — «СпРос» и спикер Миронов — опора в Совфеде; птенцы гнезда — автономные политики «на вырост» — Медведев, Сергей Иванов, Козак.

Новая газета
http://flb.ru/info/39457.html
Сергей МУЛИН, обозреватель «Новой»
12.12.2006

Путин


Абрамович Р.А.
Авдийский В.И.
Авен П.О.
Агапов Ю.В.
Агафонов С.Л.
Адамов Е.О.
Акаев А.А.
Акилов А.Г.
Аксененко Н.Е.
Алаферовский Ю.П.
Алекперов В.Ю.
Александров В.Л.
Алексий II ..
Алешин Б.С.
Алиев Г.А.
Алиев Г.А.
Алматов З.А.
Алханов А.Д.
Ананенко А.А.
Ангелевич А.В.
Анодина Т.Г.
Анпилов А.Н.
Антонов Ю.В.
Антошин С..
Артюхов В.Г.
Аушев .С.
Афанасьев В.Л.
Ашлапов Н.И.
Аяцков Д.Ф.
Баварин В.Н.
Барановский Д.Р.
Баркашов А.П.
Барсуков В.С.
Барщевский М.Ю.
Басаев Ш.С.
Басалаев В.А.
Басилашвили О.В.
Батожок Н.И.
Батурин В.Н.
Батурина Е.Н.
Бельянинов А.Ю.
Беляев С.Г.
Бендукидзе К.А.
Березкин Г.В.
Березовский Б.А.
Берстейн И..
Беспаликов А.А.
Бессонов Г.К.
Блаватник Л.В.
Бобрышев В.С.
Богданов В.Л.
Богданов В.Л.
Богданчиков С.В.
Богомолов Г.С.
Богомолов О.А.
Бойко О.В.
Бойко М.В.
Бойцев .А.
Болдырев Ю.Ю.
Боллоев Т.К.
Боровой К.Н.
Бородин П.П.
Бородин А.Ф.
Браверман А.А.
Брудно М.Б.
Брынцалов В.А.
Буданов Ю.Д.
Будберг А.П.
Букаев Г.И.
Булавинов В.Е.
Буренин Д.А.
Бутов В.Я.
Быков А.П.
Быстров Е.И.
Бычков Е.М.
Вавилов А.П.
Вайнштейн А.Л.
Вайншток С.М.
Ванин М.В.
Ваничкин М.Г.
Васильев Д.В.
Вахмистров А.И.
Вексельберг В.Ф.
Вексельберг В.Ф.
Вернер Н.В.
Верясов Ю.В.
Вешняков А.А.
Вилков П.В.
Вильчик В.А.
Винниченко Н.А.
Виноградов В.В.
Виноградов А.В.
Вирясов В.И.
Волин А.К.
Волков А.А.
Волков А.М.
Воловик А.М.
Волошин А.С.
Волчек Д.Г.
Вольский А.И.
Вульф А.Ю.
Вьюгин О.В.
Вьюнов В.И.
Вяхирев Р.И.
Газизуллин Ф.Р.
Гайдамак А.А.
Гайсинский Ю.А.
Гальчев Ф.И.
Гаон Н..
Гафаров Г.Г.
Геворкян Н.П.
Геращенко В.В.
Глазков А.А.
Глазунова В.Ф.
Глазьев С.Ю.
Глушков Н..
Глущенко М.И.
Говорин Б.А.
Голдовский Я.И.
Голикова Т.А.
Головлев В.И.
Голомолзин А.Н.
Голубицкий В.М.
Горбачев М.С.
Горбенко Л.П.
Гордеев А.В.
Горнштейн А.С.
Городецкий В.Ф.
Грач Л.И.
Грачев П.С.
Греф Г.О.
Громов Б.В.
Грошев В.П.
Грызлов Б.В.
Гудовский А.Э.
Гужвин А.П.
Гулямов К.Г.
Гуров А.И.
Гусинский В.А.
Гуцериев М.С.
Гущин Ю.Н.
Дамитов К.К.
Дарькин С.М.
Дерипаска О.В.
Деркач Л.В.
Джабраилов У.А.
Дзасохов А.С.
Добров А.П.
Доренко С.Л.
Драчевский Л.В.
Дробинин А.Д.
Дубинин С.К.
Дубов В.М.
Дубов К.С.
Дьяченко Т.Б.
Дьяченко(Юмашева) Т.Б.
Ебралидзе А.И.
Евдокимов М.С.
Евдокимов Ю.А.
Евлоев М..
Евстафьев А.В.
Евтушенков В.П.
Егиазарян А.Г.
Егоров В.Г.
Ельцин Б.Н.
Епимахов В.В.
Еременко В.И.
Ефремов А.Ф.
Ефремов А.А.
Жаботинская Е.И.
Жеков С.В.
Живило М.Ю.
Жириновский В.В.
Жуков А.Д.
Забелин С.В.
Задорнов М.М.
Заполь Ю.М.
Зеленин Д.В.
Зивенко С.В.
Зимин Д.Б.
Золотарёв Б.Н.
Золотарев Б.Н.
Зубков В.А.
Зубов В.М.
Зубрин В.В.
Зуев С..
Зурабов М.Ю.
Зюганов Г.А.
Зязиков М.М.
Иванинский О.И.
Иванишвили Б.Г.
Иванов В.П.
Иванов С.Б.
Иванов И.С.
Игнатенко В.Н.
Игнатов В.А.
Игнатьев С.М.
Игумнов Г.В.
Ильюшенко А.Н.
Ильюшин А.В.
Ильясов С.В.
Илюмжинов К.Н.
Илюхин В.И.
Индинок И.И.
Йордан Б.А.
Каган А.В.
Каданников В.В.
Кадыров А.Х.
Кадыров Р.Х.
Кадыров Р.А.
Кажегельдин А.М.
Казанцев В.Г.
Казьмин А.И.
Калмурзаев С.С.
Каменев А.Л.
Камышан В.А.
Кантор В.В.
Карелин А.А.
Карелова Г.Н.
Каримов И.А.
Касьянов М.М.
Катанандов С.Л.
Квашнин А.В.
Керимов С.А.
Кибирев С.Ф.
Кириенко С.В.
Кириллов В.В.
Кирпа Г.Н.
Киселев Е.А.
Киселев В.В.
Киселев О.В.
Кислицын В.А.
Клебанов И.И.
Климашин Н.В.
Климов В.Н.
Кобзон И.Д.
Ковалев В.А.
Ковалев А.Я.
Коган В.И.
Кодзоев Б.И.
Кожин В.И.
Кожокин М.М.
Козак Д.Н.
Колмогоров В.В.
Кольба Н.И.
Коляк Р.А.
Комаров А.А.
Кондратенко Н.И.
Кондратов А.Ф.
Коновалов В.Ф.
Коняхин Г.В.
Корбут Н.П.
Коржаков А.В.
Костиков И.В.
Костин А.Л.
Котелкин А.И.
Кох А.Р.
Кошкарева Т.П.
Кошман Н.П.
Крамарев А.Г.
Красненкер А.С.
Кресс В.М.
Кротов В.Ю.
Круглов А.С.
Кудрин А.Л.
Кузнецов В.Е.
Кузнецов В.И.
Кузнецов Г.С.
Кузык Б.Н.
Кукес С.Г.
Кулаков В.Г.
Кулаков И.Е.
Купцов В.А.
Курманаев А.Т.
Кучма Л.Д.
Лаврик А.Н.
Лавров С.В.
Лазаренко П.И.
Лазовский В.Н.
Лапшин М.И.
Латыпов У.Р.
Латышев П.М.
Лебедев Ю.И.
Лебедев С.Н.
Лебедев П.Л.
Лебедев А.Е.
Лебедь А.И.
Лебедь А.И.
Леваев Л.А.
Левин Н.И.
Левитин И.Е.
Леонов В.В.
Леонтьев М.В.
Лесин М.Ю.
Лившиц А.Я.
Лиманский Г.С.
Лисин В.С.
Лисицын А.И.
Лисовский С.Ф.
Литвин В.М.
Литвиненко А.В.
Лихачев А.Н.
Логинов Е.Ю.
Логинов В.Г.
Лодкин Ю.Е.
Локоть А.Е.
Лондон Я.Р.
Лужков Ю.М.
Лукашенко А.Г.
Лучанский Г.Э.
Лысенко А.Г.
Лысенко Г.И.
Лычковский А.Е.
Львов Ю.И.
Люлько А.Н.
Магомедов М.М.
Макаров И.В.
Макаров А.С.
Малин В.В.
Малышев В.И.
Мальцев Л.С.
Мальцев С.И.
Мамай И.И.
Мамут А.Л.
Мананников А.П.
Маркелов Л.И.
Маркова А. .
Марчук Е.К.
Маслов Н.В.
Масхадов А.А.
Матвиенко В.И.
Матюхин В.Г.
Махачев Г.Н.
Махмудов И.К.
Машковцев М.Б.
Медведев Д.А.
Мельников А.А.
Мельниченко А.И.
Мерзликин К.Э.
Миллер А.Б.
Минаков И.А.
Мирилашвили К.М.
Мирилашвили М.М.
Миронов С.М.
Миронов О.О.
Михайлов А.Н.
Михайлов Е.Э.
Михайлов С.А.
Мозяков В.В.
Мордашов А.А.
Мороз И.Г.
Морозов А.В.
Мочалин Н.А.
Мусаев А.А.
Мутко В.Л.
Муха В.П.
Назарбаев Н.А.
Назаров А.В.
Наздратенко Е.И.
Нарусова Л.Б.
Наумов В.В.
Невзлин Л.Б.
Немцов Б.Е.
Никешин С.Н.
Никитин В.А.
Николаев В.Н.
Николаев М.Е.
Никольский Б.В.
Ниязов А.В.
Ниязов (Туркменбаши) С.А.
Новиков В.А.
Новицкий Г.В.
Нургалиев Р.Г.
Нухаев Х.Т.
Окулов В.М.
Омельченко А.А.
Онищенко Г.Г.
Ооржак Ш.Д.
Орджоникидзе И.Н.
Осин В.К.
Оськина В.Е.
Отдельнов М.Г.
Павловский Г.О.
Пак В.А.
Паколли Б..
Палий В.О.
Парамонова Т.В.
Патаркацишвили Б.Ш.
Патрушев Н.П.
Петров В.А.
Петров Ю.В.
Петрунько А.К.
Петухов В.Г.
Пехтин В.А.
Пехтин В.А.
Пимашков П.И.
Платов В.И.
Плетнев О.Н.
Позгалев В.Е.
Полежаев Л.К.
Полещук С.Е.
Политические секс-скандалы ..
Полтавченко Г.С.
Потанин В.О.
Потебенько М.А.
Потехин А.В.
Потехина И.П.
Похмелкиин В.В.
Похмелкин В.В.
Починок А.П.
Прилепский Б.В.
Примаков Е.М.
Простяков И.И.
Прохоров А.Д.
Прохоров М.Д.
Прусак М.М.
Пугач В.Н.
Пугачев С.В.
Пуликовский К.Б.
Путин В.В.
Путина Л.А.
Рабинович В.З.
Радуев С.Б.
Райков Г.И.
Рахимов М.Г.
Рахмонов Э.Ш.
Резников А.В.
Рейман Л.Д.
Рейман Л.Д.
Ремезков А.А.
Ресин В.И.
Рогозин Д.О.
Родионов П.И.
Рокецкий Л.Ю.
Россель Э.Э.
Румянцев А.Ю.
Руцкой А.В.
Рушайло В.Б.
Рыбкин И.П.
Рыдник Ю.Е.
Рюзин В.В.
Саакашвили М.Н.
Сабадаш А.В.
Сабсаби З.М.
Савин А.А.
Савинская Н.А.
Садовничий В.А.
Сажинов П.А.
Сафин Р.Р.
Селезнёв Г.Н.
Семенов В.М.
Семигин Г.Ю.
Сенкевич Н.Ю.
Сергеев И.Д.
Сергеенков В.Н.
Сергиенко В.И.
Сердюков В.П.
Серов К.Н.
Сечин И.И.
Скуратов Ю.И.
Слиска Л.К.
Сметанин О.А.
Смирнов В.Г.
Смирнов В.А.
Смоленский А.П.
Смушкин З.Д.
Соинов А.Н.
Соколов А.С.
Солтаганов В.Ф.
Спасский И.Д.
Спиридонов Ю.А.
Стародубцев В.А.
Степанов А.Г.
Степашин С.В.
Столповских В.С.
Строев Е.С.
Струганов В.В.
Субанбеков Б.Ж.
Сулейменов К.Ш.
Султанов У.Т.
Сумин П.И.
Суриков А.А.
Сурков В.Ю.
Сыдорук И.И.
Танаев Н.Т.
Тарасов С.Б.
Тасмагамбетов И.Н.
Тахтахунов (Тайванчик) А.Т.
Тимошенко Ю.В.
Титков С.Н.
Титов А.К.
Титов К.А.
Тихомиров Н.В.
Тихон (..
Ткачев А.Н.
Толоконский В.А.
Томилов Н.Ф.
Томчин Г.А.
Топоев Э.Т.
Торлопов В.А.
Тохтахунов (Тайванчик) А..
Трабер И.И.
Трошев Г.Н.
Трутнев Ю.П.
Тулеев А.М.
Тургуналиев Т.Т.
Тусупбеков Р.Т.
Тюльпанов В.А.
Тяжлов А.С.
Усманов А.Б.
Усс А.В.
Устинов В.В.
Уткин Н.Д.
Фадеев Г.М.
Фархутдинов И.П.
Федоров Н.В.
Федоров Б.Г.
Федорова О..
Федулев П.а.
Филатов В.Б.
Филатов С.С.
Филипенко А.В.
Филиппов В.М.
Филичев А.Г.
Фомин А.А.
Фортыгин В.С.
Фрадков М.Е.
Франк С.О.
Фридман М.М.
Фурсенко А.А.
Хагажеев Д.Т.
Хайруллоев Ш.Х.
Хакамада И.М.
Хан Г.Б.
Хапсироков Н.Х.
Харитонов Н.М.
Хлопонин А.Г.
Ходорковский М.Б.
Ходырев Г.М.
Холод Л.И.
Хомлянский А.Б.
Христенко В.Б.
Церетели З.К.
Чайка Ю.Я.
Червов В.Д.
Черкесов В.В.
Чернoй Л.С.
Чернoй М.С.
Черномырдин В.С.
Чернухин В.А.
Чигиринский Ш.П.
Чикуров С.В.
Чуб В.Ф.
Чубайс А.Б.
Шаймиев М.Ш.
Шаманов В.А.
Шамузафаров А.Ш.
Шандыбин В.И.
Шанцев В.П.
Шаповалов Г.Г.
Шарипов Х.Х.
Шаталов В.И.
Шахновский В.С.
Швец Л.Н.
Швидлер Е.М.
Швыдкой М.Е.
Шеварнадзе Э.А.
Шевченко В.А.
Шевченко Ю.Л.
Шевченко С.А.
Шершунов В.А.
Шефлер Ю.В.
Шимкив А.И.
Шкребец А.Н.
Шматов Ю.А.
Шойгу С.К.
Шохин А.Н.
Штыров В.А.
Шувалов И.И.
Шустерович А..
Шутов Ю.Т.
Щербинин А.Я.
Южанов И.А.
Юмашев В.Б.
Ющенко В.А.
Явлинский Г.А.
Язев В.А.
Яковлев В.А.
Яковлев И.В.
Яковлев В.Ф.
Яковлев К.К.
Яковлева И.И.
Янковский А.Э.
Янукович В.Ф.
Ястржембский С.В.
Яшин В.Н.

Rambler's Top100
агентство федеральных расследований

Электронное общественно-политическое периодическое издание «Компромат.ru» («Kompromat.ru») («Compromat.ru») Свидетельство Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых информаций о регистрации СМИ Эл № 77-6736 от 14 января 2003 г.

Rambler's Top100
//