?????????.??
?????????.??
?????????.??
?????????.??

Восемь с половиной часов допроса

"Мой коллега Невзлин ушел из бизнеса и теперь избрался ректором Российского государственного гуманитарного университета. Теперь, правда, он в прокуратуре, но работать это ему пока не мешает."


В минувшую пятницу в качестве свидетелей по делу арестованного руководителя МФО «МЕНАТЕП» Платона Лебедева, обвиняемого в хищении крупного пакета акций ОАО "Апатит", в Генпрокуратуре были допрошены глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский и один из основных акционеров Леонид Невзлин. О чем конкретно шел разговор со следователями, никто говорить не стал - оба дали подписку о неразглашении материалов дела.

Первым к десяти утра в Генпрокуратуру был вызван Михаил Ходорковский. Его допрос в следственном управлении на Бауманской улице продолжался около двух часов. Выйдя из стен прокуратуры, Ходорковский уклонился от прямого ответа на вопрос, о чем его спрашивал следователь. «Компания (ЮКОС. - ГАЗЕТА) в данном случае не затрагивается. Все вопросы, интересовавшие следствие, находились в сфере тех дел, которые уже излагались в прессе. Большего я ничего сказать не могу из юридических соображений», - заявил глава ЮКОСа.

Леонида Невзлина вызвали к одиннадцати. К бывшему заместителю председателя правления ЮКОСа, а ныне ректору Российского государственного гуманитарного университета вопросов у следствия оказалось куда больше, чем к Ходорковскому. Допрос Невзлина продолжался шесть с половиной часов, включая небольшие перерывы. В общении с журналистами второй свидетель оказался столь же немногословен, как и первый. 'Я не ожидал ареста, поскольку никакой вины за собой не вижу. Это была хорошая и профессиональная беседа, допрос. Все было в соответствии с законом. В связи с подпиской о неразглашении сведений, которую дают свидетели, больше мне сказать нечего', - заявил Невзлин.

Пока шел допрос Ходорковского и Невзлина, другая бригада сотрудников Генпрокуратуры проводила выемку документов в офисе ЗАО «М-Реестр» (ул. Вавилова, 23) - реестродержателя ЮКОСа и ОАО 'Апатит'. В компании был изъят компьютерный сервер, на котором хранилась информация о реестрах более 200 компаний.

Главному же фигуранту этого дела Платону Лебедеву, как уже сообщала ГАЗЕТЕ, в четверг поздно вечером было предъявлено обвинение сразу по трем статьям УК: «хищение путем мошенничества в крупном размере', «причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» и «неисполнение судебного решения». Ему инкриминируется хищение 20% акций принадлежащего государству ОАО 'Апатит' на сумму 283 млн. долларов. Мерой пресечения бизнесмену Басманный суд избрал содержание под стражей.

В воскресенье адвокат Евгений Бару вновь подтвердил ГАЗЕТЕ, что это решение межрайонного суда будет обжаловано в Мосгорсуде. «В последний раз, когда я видел Лебедева, а это было в четверг, его состояние оставляло желать много лучшего. Поэтому мы будем добиваться изменения меры пресечения», - добавил защитник.


Михаил Ходорковский: "Вас вполне можно обвинить в мошенничестве"


Сразу после допроса в Генпрокуратуре Михаил Ходорковский вылетел в Томск, где дал эксклюзивное интервью ведущей телерадиокомпании ТВ-2 Юлии Мучник. Оно будет показано только по местному каналу. Однако читатели ГАЗЕТЫ могут ознакомиться с полным тесктом интервью

'В своем прогнозе я несколько ошибся'

- Итак, вчера вы были на допросе в Генеральной прокуратуре. Я знаю, что вы отказываетесь отвечать на вопросы, о чем шел разговор, какие вопросы задавались и что вы на них отвечали. Но можете одним словом определить, с каким ощущением вы туда шли, - страх, обида, злость или, может быть, глубокое раскаяние?..
- Я, естественно, человек достаточно информированный и предполагал, зачем меня туда вызывают. Как я уже говорил, все, что сейчас происходит, на мой взгляд, располагается за пределами правового поля - то есть по форме все законно, а по сути совершенно нет. И поэтому я был готов к тому, что будет проведена вежливая попытка представить законными в общем-то незаконные действия.

- Все таки в каком настроении вы шли на допрос?
- Вы знаете, я все-таки родился в советской стране и в общем-то для меня, как и для моих сверстников, 70-е годы не новость. Если в данном случае мы видим со стороны правоохранительных органов тень попытки создать ощущение 70-х годов, то мое поколение к этому в общем готово.

- И как давно вы к этому подготовились? Дело в том, что я знаю, для многих все эти события стали неожиданностью. Хотя, с другой стороны, в целом ряде интернет-изданий уже встречались тревожные прогнозы: мол, Ходорковский нарывается, мол, слишком активен экономически; и слишком много разных политических заявлений, и все это плохо для него кончится... Были такие прогнозы месяца 2-3 последних. Насколько серьезно вы к этим прогнозам относились?.. И все-таки, как давно вы подготовились к тому, что происходит сегодня?
- Несомненно, когда мы принимали решение о слиянии ЮКОСа с 'Сибнефтью', я отдавал себе отчет, что такая серьезная экономическая структура, вполне мирового уровня, не может не вызвать борьбы за себя между различными группировками. Не как самоцель, естественно, а как один из факторов в последующей борьбе за власть. Хотя, откровенно говоря, я думал, что последние 15 лет привели к тому, что формы этой борьбы значительно цивилизуются. Как видите, в этом прогнозе я несколько ошибся...

- Считается, что у таких компаний, как ЮКОС, имеются в правоохранительных органах свои люди, которые могут предупредить в нужный момент. В вашем случае были такие звоночки, предупреждения - мол, 'не делай этого, а то...'?
- Еще раз хочу сказать: здесь же не стоит вопрос о том, что мы что-то делали или делаем такое, что можно, например, не делать. Вопрос в том, что мы являемся своего рода вызовом самим фактом своего независимого существования. Мы самая крупная в стране компания, и мы компания независимая. Я понимаю, что этот факт неприятен, особенно тем людям, которые мыслят в стилистике старых, скажем так, взглядов. Но при этом даже они на сегодняшний день понимают, что собственно компанию трогать нельзя...

'Путин победит на этих выборах, получит второй срок, но кто будет составлять 'второй эшелон' его команды - вопрос'

- В своих последних интервью вы постоянно подчеркиваете, что все эти последствия связаны с претензиями к вполне конкретным людям. Но все-таки 4 уголовных дела, во всех фигурирует ЮКОС и появились они все одновременно. Такие акции, разумеется, готовятся заранее и не бывают случайными. В то же время вы все время говорите: 'Мы кое-кого раздражаем...' Давайте все-таки определяться, кто автор всего этого сценария, кого так раздражает ЮКОС или Ходорковский?
- Вы знаете, я здесь сегодня не хочу делать каких-то предположений и тем более обвинять каких-то конкретных людей. Как я уже говорил, по моему мнению, мы имеем дело с начавшейся борьбой за власть между различными крыльями в окружении Владимира Путина. Это начало борьбы за власть, которая должна завершиться после подведения итогов выборов марта месяца. Совершенно очевидно на сегодняшний момент, по крайней мере для меня, хоть я и не профессиональный политолог, что Путин победит на этих выборах, получит второй срок. Но при этом кто будет составлять 'второй эшелон' его команды - это на сегодняшний день вопрос.

- Мы можем на сегодняшний момент определиться, какие группировки борются, кто за вас и кто против, с кем вы дружите и против кого и кто все-таки сейчас 'наехал'?
- Еще раз: я не смогу называть сейчас конкретные фамилии - вы вправе делать свои предположения, я вам в этом отношении вполне доверяю. Более того, для меня это все не являлось и не является каким-то удивительным событием. Что меня удивило и насторожило, так это то, что люди считают возможным действовать такими методами. Вот вы говорите, 4 дела. Да, это 4 конкретных дела, причем сформированных так, что каждое из них направлено против конкретного представителя нашей группы. Когда я говорю 'группа', имеется в виду не ЮКОС, а именно группа владельцев, партнеров, людей, связанных с ЮКОСом, его акционеров и так далее. Это не попытка удара по компании, это попытка удара по тем людям, которые принимают конкретные решения...

- Я хорошо понимаю, что сейчас вы должны быть осторожны и взвешенны в оценках и комментариях. Но все мы понимаем, что в Кремле сейчас действуют две основные группировки - это прошлая 'семья', 'осколки' ельцинской эпохи, и правоохранительная группировка, в основном 'питерцы'. Насколько я понимаю, вас не любят именно они?
- Я не смогу комментировать это предположение...

'Это один из факторов начинающейся сегодня борьбы за завтрашнюю власть'

- Тогда что, по-вашему, сыграло роль последнего раздражителя - ваша экономическая активность, слияние с 'Сибнефтью' или все-таки активность политическая?
- Не надо преувеличивать влияние нашей политической активности. Являясь достаточно весомой экономической структурой, являясь существенной структурой, представляющей Россию на международной экономической арене, в области политики мы не являемся столь уж существенной силой, как это пытаются вам показать. Хотя бы потому, что в России никогда не обладали даже таким политическим влиянием, которым аналогичные структуры обладают, к примеру, в Соединенных Штатах Америки.

- Может, как раз боятся, что вы развиваетесь в этом направлении - сегодня не обладаете, завтра начнете обладать?
- Вы знаете, если у людей есть мышление, позволяющее им задуматься на 5 лет вперед, они не станут делать того, что делают.

- То есть больше все-таки напугала экономическая мощь? Растущая корпорация...
- Я думаю, не экономическая мощь как таковая. Просто это один из факторов завтрашней или даже начинающейся сегодня борьбы за завтрашнюю власть. Мы один из объектов в этой борьбе. Подчеркиваю: не субъектов, а именно объектов.

'Это проблема, которая будет общей как для всех экономических субъектов, так и для каждого конкретного гражданина'

- Но, естественно, вы не единственный потенциальный объект для участников этой борьбы. Есть еще ряд олигархов, хотя вы и не любите этого слова, которые могут стать следующими. В этой ситуации возможно проявление некой солидарности олигархов? Вы можете объединиться, как-то этому противостоять или вы слишком разрозненны, у вас слишком много противоречий?
- В том действии, которое сегодня разворачивается, есть несколько проблем, которые будут являться общими для всех экономических субъектов в России, в том числе и для каждого конкретного гражданина.

- То есть на всех рано или поздно 'наедут'?
- Во всяком случае у всех создастся определенный уровень неуверенности. Я вам приведу пример: если вы году в 94-м купили квартиру и заплатили за нее какие-то деньги другому человеку, потом масштаб цен значительно изменился и сегодня эта квартира стоит по-другому. В принципе, применяя нормы современного законодательства к тем временам, вас вполне можно обвинить в мошенничестве. Вас или какого-либо другого человека. Было бы только желание. В этом опасность - неурегулированное законодательство того периода сейчас пытаются использовать для создания сегодняшних обвинений.

'Президент, собрав крупный бизнес, сообщил: 'мы ставим барьер; то, что было до 2000 года, - это достояние истории, после 2000 года давайте жить по другим законам'

- Ну я-то действительно в этот период квартиру купила. А вот вы никогда не скрывали, что в то время делали бизнес по тем правилам, которые были распространены. И что, если подробно покопаться в биографии любого крупного предпринимателя, там обязательно найдется за что зацепиться. В этой ситуации что, по-вашему, должно сделать государство, если оно хочет, чтобы бизнес развивался, - объявить своего рода амнистию, сказать 'дела прошлые мы больше никогда не вспоминаем'? Ведь большинству привлекаемых сегодня Генпрокуратурой предпринимателей вменяют в вину как раз дела давно минувших лет...
- На вашем месте я бы себя не успокаивал. Хочу вам напомнить претензии к вашим коллегам на федеральных каналах - они как раз базировались на кредитах, полученных для приобретения квартир в то самое время. И здесь не важно, что вы покупали, квартиру или компанию. Важно, есть смысл оказывать на вас давление или нет. Теперь, если говорить, как эту проблему можно было бы разрешить, - она уже была неким образом разрешена в 2000 году, когда президент, собрав крупный бизнес, сообщил: 'Мы ставим барьер; то, что было до 2000 года, - это достояние истории, после 2000 года давайте жить по другим законам'. Именно обычай, именно такая общественная договоренность позволила обществу достаточно стабильно развиваться в течение последних 3 лет.

- Получается, что президент эту договоренность обозначил, но она в общем не соблюдается...
- Я бы не стал формулировать так. Я бы сказал, что есть силы, которые эту договоренность стремятся не признавать.

- Вы отрицаете или пытаетесь уйти от обвинений в том, что эта ситуация вызвана именно политической активностью ЮКОСа. При этом многие говорят о том, что компания открыто финансирует правые партии - СПС и 'Яблоко', в то время как другие деятели той же компании финансируют левые партии, что также происходит достаточно открыто. Озвучиваются мнения, что причиной 'наезда' стали частые в последнее время заявления о вашей грядущей политической карьере. Вы совершенно исключаете, что ваши недоброжелатели испугались именно этого?
- Совершенно исключаю. Тем более что вы понимаете, что события 3 марта 2004 года предрешены, роль наша в Государственной думе, мы надеемся, будет такой же, как и в этой Государственной думе, - а мы, являясь существенными лоббистами по экономическим вопросам, не участвуем в решении сугубо политических вопросов. То, что касается 2007 года, это так далеко, что те люди, которых это волнует, являются заведомо людьми думающими, с которыми легко находить общий язык.

'Я не стал бы ссориться с президентом страны, с его администрацией, если бы мне было сказано, что та или иная форма не чисто коммерческой деятельности является неприемлемой для политического руководства'

- То есть не было такого, что, когда вы заявили, что будете финансировать правых, кто-нибудь позвонил, сказал, что лучше этого не делать?..
- Я не буду комментировать этой проблемы, но должен сказать, что конечно, как предприниматель я не стал бы ссориться с президентом страны, с его администрацией, если бы мне было сказано, что та или иная форма не чисто коммерческой деятельности является неприемлемой для политического руководства. Каждый все-таки должен играть на своем поле - экономические субъекты на своем, политические на своем. И если человек намеревается перейти с одного поля на другое, то сначала он должен перейти, а потом уже занимать позиции.

- То есть понимая, что противостоять политическому руководству страны вы не сможете, вы сознательно избегали столкновения?
- Абсолютно так. Я на рынке работаю 15 лет, и если бы я хотел стать диссидентом, то, наверное, именно этим я бы сейчас и занимался.

- А какие у вас взаимоотношения сейчас с президентом? Многие заметили, что на последней встрече крупных бизнесменов он очень болезненно отреагировал на ваш вопрос о коррупции в верхах, и многим показалось, что очень резко вам ответил. Как-то до или после этого вы встречались, выясняли отношения?
- И до, и после, и неоднократно. Можно сказать, что стилистика общения по экономическим вопросам, которая сложилась между крупным бизнесом и президентом, является достаточно откровенной и доверительной. Мы общаемся часто достаточно жестко, на повышенных тонах отстаивая свои позиции, при этом понимая, что окончательное решение остается за президентом. Но при этом ничто мне не мешает отстаивать свою позицию до конца. И Владимир Владимирович как раз не является человеком, который относится к этому как-то негативно. В то же время такой выборочный показ по в значительной мере контролируемым средствам массовой информации с акцентом на ссору президента с олигархами был для меня несколько удивляющим сигналом, свидетельствующим о том, что кто-то готовит атаку...

- Пытаются поссорить с президентом?..
- Не поссорить - на такой базе поссорить не получится. Мы поговорили, потом поговорили еще раз, потом поговорили на другие темы. В этом не было ничего необычного, просто одни встречи показываются, другие нет.

- Опять же, понимаю необходимость отвечать на поставленные вопросы осторожно и взвешенно. Но вы говорите о каких-то группировках вокруг президента. И при этом вы же прекрасно понимаете, что без санкции президента, по крайней мере молчаливого согласия, такие дела не начинаются. Может, вам просто хочется думать, что он здесь ни при чем?
- Вы понимаете, на мой взгляд, суть в том, что сама стилистика работы нашего президента заключается в том, что он старается не вмешиваться в подобные процессы. При всем прочем, при довольно непростом характере Владимир Владимирович является человеком достаточно откровенным в таких вопросах. И если у него есть претензии, он их прямо высказывает. А мы стараемся, чтобы эти претензии не разрастались.

'Я ничуть не сомневаюсь, что большинство думают: 'а так им и надо, этим олигархам'

- Вообще о будущем крупного бизнеса... Ваш коллега Абрамович на этой неделе прикупил футбольный клуб 'Челси'. Разумеется, каждый волен вкладывать деньги куда хочет - понятно, что олигарх за олигарха не в ответе. Но вам не кажется, что такой экзотический способ вкладывать деньги не способствует улучшению имиджа российского олигарха в глазах соотечественников? И вот в ситуации 'наезда' на олигархов это шаг опасный и для вас?
- Во-первых, не хочу комментировать вложения других коллег, единственное, что я хочу сказать: такая сделка, как покупка футбольного клуба, не могла быть подготовлена ни за один день, ни за один месяц. И то, что она завершилась именно в этот момент, это абсолютная случайность.

- А каково, на ваш взгляд, общественное мнение по отношению к вам сейчас, когда у ЮКОСа, у Ходорковского проблемы? Большинство людей в России вам сейчас сочувствуют или думают: 'А так им и надо, этим олигархам'?
- Я ничуть не сомневаюсь, что большинство думают: 'А так им и надо, этим олигархам'. К сожалению, это во многом менталитет нашего народа. И единственное, на что я надеюсь, так это на то, что у людей есть определенный здравый смысл. Человек не может не понимать, что если неправовая атака на олигарха завершается успехом, то неолигархи, не имеющие такой юридической защиты, от такой же атаки совсем не застрахованы.

'Я готов к тому, что процесс будет идти в достаточно жесткой форме и достаточно продолжительное время'

- Ваши телефоны наверняка сейчас раскалены, и многие желают взять у вас интервью с комментариями последних событий. А те, кто мог бы позвонить помочь, посочувствовать, не оставили вас? К примеру, о последней встрече в американском посольстве писали, что вы были на приеме достаточно одиноки, что многие представители политической и экономической элиты уже боялись к вам подойти. Это преувеличение или все-таки есть такая 'атмосфера отчуждения'?
- Слава Богу, пока в обществе еще нет этого страха, и мне бы очень не хотелось, чтобы этот страх появился. Пока все в порядке, общение деловое и личное идет по-прежнему, коллеги, которые находятся в Москве, приходят или звонят, я встречаюсь с представителями правительства (кстати, этот вопрос поднимался на заседании правительства РФ). Да, мне, может быть, приходится сейчас чаще ездить в Кремль, чем я привык, не только в Генпрокуратуру; но я не чувствую, что люди чего-то опасаются. Я чувствую, что люди удивлены и озабочены тем, что такое вообще стало возможным. И надо сказать, что это чувство я разделяю.

- Настало время услышать ваш прогноз, как ситуация будет развиваться дальше. Впереди выборы, в том числе и президентские, что-то определится еще до них. Как вы прогнозируете развитие ситуации на перспективу?
- Я готов к тому, что процесс будет идти в достаточно жесткой форме и достаточно продолжительное время. Но ЮКОС - компания прозрачная, как люди мы также довольно прозрачны и уже выдержали очень много проверок. Конечно, определенным образом любого человека можно и обвинить, и осудить, и мы все прекрасно знаем примеры того, как подобные вещи происходили. Но я считаю, что у нас достаточно сил и возможностей для защиты - правовой, политической защиты. А кроме того, в обществе достаточно сил, которые не заинтересованы в том, чтобы люди в погонах сочли, что сегодня у них появился карт-бланш. Ведь если для олигарха нужен генерал или генерал-полковник, это означает, что для обычного, нормального человека будет достаточно и лейтенанта...

- Исходя из нашего разговора, в политику вы не собираетесь - охоту на такие походы у вас отбили надолго. И все же ходили слухи о возможной национализации ЮКОСа. Все-таки, если по-простому и по-честному, не возникло мысли по-быстрому уехать отсюда?
- Во-первых, я никогда не говорил, что собираюсь уйти в политику. Был разговор, что к 45 я завершу активную работу в бизнесе и найду, чем заниматься еще. О том, что это будет политика, рассуждают журналисты, а не я.

- Ну в общем чисто математически достаточно подсчитать, что этот срок придется как раз на президентские выборы 2007 года...
- Приведу пример: мой коллега Невзлин ушел из бизнеса и теперь избрался ректором Российского государственного гуманитарного университета. Теперь, правда, он в прокуратуре, но работать это ему пока не мешает. Есть ведь общественная деятельность, есть просто жизнь, которой у меня, как и у многих людей моего поколения, просто не было. В то же время я не могу сказать, что меня напугали или от чего-то отвратили. Если бы меня напугали, если бы я был настолько психологически слаб и не верил, что в нашей стране можно построить нормальное общество еще при моей жизни, я бы, конечно, уехал. Но я верю...


На миллиардера Лебедева надели наручники

Ольга Рощина
Владимир Баринов

В пятницу в Генеральной прокуратуре на допросе побывали глава компании ЮКОС Михаил Ходорковский и один из ее основных акционеров Леонид Невзлин. Накануне вечером Басманный суд столицы санкционировал арест руководителя МФО "МЕНАТЕП" (контролирующий акционер ЮКОСа) Платона Лебедева. Ему также предъявлено обвинение сразу по трем статьям Уголовного кодекса.

Как стало известно ГАЗЕТЕ, созданная около месяца назад сводная оперативно-следственная бригада Генпрокуратуры, МВД и ФСБ расследует сейчас сразу четыре уголовных дела, в которых так или иначе фигурирует ЮКОС. Об одном из этих дел - покушении в 1999 году на предпринимателя Евгения Рыбина - стало известно лишь вчера. В свое время следствие по нему было приостановлено и возобновлено только в мае этого года.

Аресты в ЮКОСе

Как задержали Платона Лебедева и Алексея Пичугина

Ходорковский не намерен покидать Россию

"Никаких заказов я не выполнял. больше я вам ничего не скажу"
Платона Лебедева задержали 2 июля по подозрению в хищении путем мошенничества в 1994 году 20-процентного пакета акций ОАО "Апатит" на сумму 283 миллиона долларов. Основанием для возбуждения дела послужили материалы проверки прокуратурой обращения депутата Госдумы, заместителя председателя комитета по политике и предпринимательству Владимира Юдина. По словам самого Юдина, с которым вчера связались корреспонденты ГАЗЕТЫ, "в депутатском запросе, который я направлял в Генпрокуратуру, не было указано ни одной фамилии. Я задавал вопрос: "Почему приватизация ОАО "Апатит" была проведена ненадлежащим образом, вопреки государственным интересам?" Это обычная депутатская работа. Никакой финансовой или политической подоплеки это дело не имеет. Никаких заказов я не выполнял. Больше я вам ничего не скажу".

"Пока я ехал из СИЗО "Лефортово", суд уже начал рассматривать обращение прокуратуры об избрании ему меры пресечения"
О том, что Басманный суд начнет рассматривать вопрос об аресте Лебедева уже в четверг, не подозревал никто - ведь к этому времени еще не истекли 48 часов, на которые он был задержан. Адвокатов задержанного - Евгения Бару и Антона Дреля - в 18.30 ждали на пресс-конференции в одном из информационных агентств. Однако ни к этому часу, ни позже защитники в назначенном месте не появились. Около семи вечера стало известно, что Басманный суд уже рассматривает ходатайство прокуратуры об избрании Лебедеву меры пресечения.

У здания суда была уже знакомая картина (за последнюю неделю этот суд санкционировал арест фигурантов по меньшей мере двух громких уголовных дел - "оборотней в погонах" и об убийстве депутата Сергея Юшенкова). У дверей практически вплотную стояла машина, на которой доставили подозреваемого. На этот раз это был не "Джип" с тонированными стеклами, а микроавтобус с затемненными дверями. В суд никого не пускали. Пристав попытался было убедить журналистов, что в суде "ничего не происходит" и рабочий день уже закончился.

Между тем Евгений Бару уже сообщил корреспонденту ГАЗЕТЫ по телефону, что суд ушел принимать решение. Причем, по словам защитника, к рассмотрению об аресте Платона Лебедева судья приступил без участия адвокатов. "Пока я ехал из СИЗО "Лефортово", мой коллега Антон Дрель брал ордер на представление интересов Лебедева, суд уже начал рассматривать обращение прокуратуры об избрании ему меры пресечения", - поведал защитник. Возмущенным такими действиями суда адвокатам ничего не оставалось, как терпеливо ждать решения.

О нем стало известно только около десяти вечера. Басманный суд выдал санкцию на арест Лебедева.

Кроме того, Генпрокуратурой ему было предъявлено обвинение по трем статьям Уголовного кодекса: "хищение путем мошенничества в крупном размере", "причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием" и "неисполнение судебного решения".

Лебедева вывели из здания суда в наручниках и увезли в СИЗО "Лефортово".

Как заявил журналистам Евгений Бару, его подзащитный отказался подписывать постановление о предъявлении обвинения, что, впрочем, не смутило представителей Генпрокуратуры.

"У Платона Лебедева серьезные проблемы со здоровьем, - продолжил Антон Дрель. - У него тяжелейшее состояние". Напоследок адвокаты пообещали, что намерены обжаловать решение Басманного суда.

Оперативно-следственная группа по этому делу была создана месяц назад
По информации ГАЗЕТЫ, оперативно-следственная группа, занимающаяся различными делами, в которых так или иначе фигурирует ЮКОС или кто-то из его сотрудников, была создана более месяца назад. В сводную бригаду вошли представители Генеральной прокуратуры, МВД и ФСБ - всего около 40 человек. Надзор за делом осуществляет лично заместитель генерального прокурора России Юрий Бирюков. Возглавил группу следователь Генпрокуратуры Салават Каримов, получивший известность благодаря делу "Медиа-Моста".

Одно из дел, о котором стало известно только вчера, касается покушения в 1998 году в Москве на Евгения Рыбина, главу компании East Petroleum Handelsges, представлявшей в России интересы группы офшорных компаний.

Как утверждал Рыбин, между ним и представителями ЮКОСа произошел серьезный конфликт, приведший в итоге к двум покушениям на его жизнь.

В 1995 году компания Рыбина заключила с руководством "Томскнефти" инвестиционный контракт сроком на 20 лет. East Petroleum должна была вложить 60 миллионов долларов в развитие Западно-Полуденного и Крапивинского месторождений. Однако в ходе приватизации "Томскнефть" перешла в собственность компании "ЮКОС" и, по словам господина Рыбина, перестала выполнять договорные обязательства перед иностранным партнером. Весной 1998 года East Petroleum обратилась в арбитражный суд Вены с иском к ЮКОСу, но проиграла.

Тем не менее когда в ноябре 1998 года на господина Рыбина было совершено первое покушение, он предположил, что к этому могут быть причастны представители ответчика. В тот вечер Рыбин приехал в гости к вице-президенту компании "ЮКОС" Леониду Филимонову. Когда Рыбин выходил из подъезда дома, навстречу выскочил неизвестный и открыл огонь из автомата, однако пули прошли мимо. В марте 1999 года было совершено еще одно покушение. Под машиной предпринимателя был подорван мощный фугас, а затем автомобиль расстреляли из автоматов. Однако самого Рыбина в автомобиле не было - он задержался у родственников на дне рождения, а машину с охраной отправил домой. В результате тщательно подготовленного теракта погиб его водитель, а два охранника были тяжело ранены.

В ходе следствия милиционеры вышли на бывшего бойца спецназа ВДВ, жителя Волгограда Евгения Решетникова - его машину видели возле места нападения. При обыске в его гараже был найден ствол от автомата, из которого стреляли в Рыбина во время первого покушения. Сам потерпевший опознал Решетникова как покушавшегося на него киллера. Тот был осужден, однако доказать причастность бывшего спецназовца ко второму нападению не удалось. Во время суда Рыбин неоднократно заявлял, что к организации покушений на него причастны люди из высшего руководства ЮКОСа. Сами нефтяники категорически это опровергали. Такую же позицию занял суд, заявив, что "это утверждение не нашло подтверждения на предварительном следствии и в судебном заседании не удалось". Дело по второму покушению было приостановлено и неожиданно вновь возобновлено в мае этого года.


УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА ЮКОСа

Дело Лебедева
Речь идет о хищении государственного пакета акций мурманской компании "Апатит" на сумму более 280 миллионов долларов. Почти 85% апатитового сырья (основа для производства минеральных удобрений) в России производится на этом комбинате. В 1994 году 20-процентный пакет акций комбината, принадлежавший государству, приобрело всего за 225 тысяч долларов АОЗТ "Волна", якобы подконтрольное МЕНАТЕПу. По условиям конкурса, "Волна" должна была инвестировать в "Апатит" 280 миллионов долларов. Однако выполнить этот грандиозный план не удалось, и в 1998 году по иску Минимущества договор купли-продажи с фирмой "Волна" был расторгнут. Возвратить акции не удалось, так как к этому времени они уже были проданы третьим фирмам, подконтрольным, по некоторым данным, также МЕНАТЕПу. В результате в арбитражный суд Москвы был подан иск со стороны РФФИ. По решению суда с ЗАО "Волна" было взыскано в пользу государства 478 миллионов рублей. При этом снимались все претензии по поводу возврата акций. Сейчас эти махинации и стали поводом для уголовного преследования Платона Лебедева, который, как утверждают в ЮКОСе, не имел никакого отношения ни к ЗАО "Волна", ни к самому "Апатиту". По словам представителей Генпрокуратуры, "это банальное уголовное дело о хищениях государственных средств! О какой политической подоплеке этого дела может идти речь, когда в течение восьми лет государство не получило ни копейки за свой пакет акций, который оценивается почти в 300 миллионов долларов?".

Дело Бурганова
Еще одно дело расследует следственное управление МВД по Центральному федеральному округу. В январе прошлого года в федеральный и международный розыск был объявлен Рамиль Бурганов, управляющий делами Восточной нефтяной компании (ВНК), "дочки" ЮКОСа. Его обвиняют в выводе основных активов ВНК - крупных пакетов акций шести предприятий, в том числе "Томскнефти". Ценные бумаги по сложной цепочке оказались в офшорах, и по этому факту было возбуждено уголовное дело. Когда в 1994 году создавалась ВНК, государство внесло в ее уставной капитал акции ряда предприятий, в том числе "Томскнефти". В 1997 году контрольный пакет акций ВНК (54%) приобрел ЮКОС, а 36,8% - осталось у государства. Управлять ВНК новый владелец поручил "Роспрому" во главе с Василием Шахновским. В 1998 году Шахновский выдал доверенность на право подписания договоров Рамилю Бурганову. И в результате ряда манипуляций ВНК лишилась своих основных активов. Первым следователи допросили Василия Шахновского, занявшего к тому времени пост вице-президента ЮКОСа. Однако он сообщил, что выдал Бурганову доверенность, якобы не зная о планах последнего. Сам Рамиль Бурганов вначале исправно приходил на допросы, где утверждал, будто подписывал все бумаги по приказу руководства, однако потом на вызовы следствия реагировать перестал и скрылся. Тогда ему заочно предъявили обвинение по статье "присвоение или растрата".

Дело Пичугина
В производстве Генпрокуратуры также находится дело начальника 4-го отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина. Его обвиняют в убийстве супружеской пары Гориных в Тамбове. Якобы в 1998 году Пичугин через них заказал нескольким неизвестным провести акцию устрашения в отношении начальника управления информации общественных связей мэрии Москвы Ольги Костиной. У дверей ее квартиры произошел взрыв. Позже Горины якобы стали шантажировать Пичугина, и он предпочел их убить в ноябре 2002 года. Правда, тела супругов так и не найдены. Тем не менее Пичугин был задержан 19 июня и позже арестован. Сам сотрудник ЮКОСа считает все обвинения в отношении него провокацией.



Газета
http://flb.ru/info/19074.html

07.07.2003

Ходорковский | Невзлин |


Абрамович Р.А.
Авдийский В.И.
Авен П.О.
Агапов Ю.В.
Агафонов С.Л.
Адамов Е.О.
Акаев А.А.
Акилов А.Г.
Аксененко Н.Е.
Алаферовский Ю.П.
Алекперов В.Ю.
Александров В.Л.
Алексий II ..
Алешин Б.С.
Алиев Г.А.
Алиев Г.А.
Алматов З.А.
Алханов А.Д.
Ананенко А.А.
Ангелевич А.В.
Анодина Т.Г.
Анпилов А.Н.
Антонов Ю.В.
Антошин С..
Артюхов В.Г.
Аушев .С.
Афанасьев В.Л.
Ашлапов Н.И.
Аяцков Д.Ф.
Баварин В.Н.
Барановский Д.Р.
Баркашов А.П.
Барсуков В.С.
Барщевский М.Ю.
Басаев Ш.С.
Басалаев В.А.
Басилашвили О.В.
Батожок Н.И.
Батурин В.Н.
Батурина Е.Н.
Бельянинов А.Ю.
Беляев С.Г.
Бендукидзе К.А.
Березкин Г.В.
Березовский Б.А.
Берстейн И..
Беспаликов А.А.
Бессонов Г.К.
Блаватник Л.В.
Бобрышев В.С.
Богданов В.Л.
Богданов В.Л.
Богданчиков С.В.
Богомолов Г.С.
Богомолов О.А.
Бойко О.В.
Бойко М.В.
Бойцев .А.
Болдырев Ю.Ю.
Боллоев Т.К.
Боровой К.Н.
Бородин П.П.
Бородин А.Ф.
Браверман А.А.
Брудно М.Б.
Брынцалов В.А.
Буданов Ю.Д.
Будберг А.П.
Букаев Г.И.
Булавинов В.Е.
Буренин Д.А.
Бутов В.Я.
Быков А.П.
Быстров Е.И.
Бычков Е.М.
Вавилов А.П.
Вайнштейн А.Л.
Вайншток С.М.
Ванин М.В.
Ваничкин М.Г.
Васильев Д.В.
Вахмистров А.И.
Вексельберг В.Ф.
Вексельберг В.Ф.
Вернер Н.В.
Верясов Ю.В.
Вешняков А.А.
Вилков П.В.
Вильчик В.А.
Винниченко Н.А.
Виноградов В.В.
Виноградов А.В.
Вирясов В.И.
Волин А.К.
Волков А.А.
Волков А.М.
Воловик А.М.
Волошин А.С.
Волчек Д.Г.
Вольский А.И.
Вульф А.Ю.
Вьюгин О.В.
Вьюнов В.И.
Вяхирев Р.И.
Газизуллин Ф.Р.
Гайдамак А.А.
Гайсинский Ю.А.
Гальчев Ф.И.
Гаон Н..
Гафаров Г.Г.
Геворкян Н.П.
Геращенко В.В.
Глазков А.А.
Глазунова В.Ф.
Глазьев С.Ю.
Глушков Н..
Глущенко М.И.
Говорин Б.А.
Голдовский Я.И.
Голикова Т.А.
Головлев В.И.
Голомолзин А.Н.
Голубицкий В.М.
Горбачев М.С.
Горбенко Л.П.
Гордеев А.В.
Горнштейн А.С.
Городецкий В.Ф.
Грач Л.И.
Грачев П.С.
Греф Г.О.
Громов Б.В.
Грошев В.П.
Грызлов Б.В.
Гудовский А.Э.
Гужвин А.П.
Гулямов К.Г.
Гуров А.И.
Гусинский В.А.
Гуцериев М.С.
Гущин Ю.Н.
Дамитов К.К.
Дарькин С.М.
Дерипаска О.В.
Деркач Л.В.
Джабраилов У.А.
Дзасохов А.С.
Добров А.П.
Доренко С.Л.
Драчевский Л.В.
Дробинин А.Д.
Дубинин С.К.
Дубов В.М.
Дубов К.С.
Дьяченко Т.Б.
Дьяченко(Юмашева) Т.Б.
Ебралидзе А.И.
Евдокимов М.С.
Евдокимов Ю.А.
Евлоев М..
Евстафьев А.В.
Евтушенков В.П.
Егиазарян А.Г.
Егоров В.Г.
Ельцин Б.Н.
Епимахов В.В.
Еременко В.И.
Ефремов А.Ф.
Ефремов А.А.
Жаботинская Е.И.
Жеков С.В.
Живило М.Ю.
Жириновский В.В.
Жуков А.Д.
Забелин С.В.
Задорнов М.М.
Заполь Ю.М.
Зеленин Д.В.
Зивенко С.В.
Зимин Д.Б.
Золотарёв Б.Н.
Золотарев Б.Н.
Зубков В.А.
Зубов В.М.
Зубрин В.В.
Зуев С..
Зурабов М.Ю.
Зюганов Г.А.
Зязиков М.М.
Иванинский О.И.
Иванишвили Б.Г.
Иванов В.П.
Иванов С.Б.
Иванов И.С.
Игнатенко В.Н.
Игнатов В.А.
Игнатьев С.М.
Игумнов Г.В.
Ильюшенко А.Н.
Ильюшин А.В.
Ильясов С.В.
Илюмжинов К.Н.
Илюхин В.И.
Индинок И.И.
Йордан Б.А.
Каган А.В.
Каданников В.В.
Кадыров А.Х.
Кадыров Р.Х.
Кадыров Р.А.
Кажегельдин А.М.
Казанцев В.Г.
Казьмин А.И.
Калмурзаев С.С.
Каменев А.Л.
Камышан В.А.
Кантор В.В.
Карелин А.А.
Карелова Г.Н.
Каримов И.А.
Касьянов М.М.
Катанандов С.Л.
Квашнин А.В.
Керимов С.А.
Кибирев С.Ф.
Кириенко С.В.
Кириллов В.В.
Кирпа Г.Н.
Киселев Е.А.
Киселев В.В.
Киселев О.В.
Кислицын В.А.
Клебанов И.И.
Климашин Н.В.
Климов В.Н.
Кобзон И.Д.
Ковалев В.А.
Ковалев А.Я.
Коган В.И.
Кодзоев Б.И.
Кожин В.И.
Кожокин М.М.
Козак Д.Н.
Колмогоров В.В.
Кольба Н.И.
Коляк Р.А.
Комаров А.А.
Кондратенко Н.И.
Кондратов А.Ф.
Коновалов В.Ф.
Коняхин Г.В.
Корбут Н.П.
Коржаков А.В.
Костиков И.В.
Костин А.Л.
Котелкин А.И.
Кох А.Р.
Кошкарева Т.П.
Кошман Н.П.
Крамарев А.Г.
Красненкер А.С.
Кресс В.М.
Кротов В.Ю.
Круглов А.С.
Кудрин А.Л.
Кузнецов В.Е.
Кузнецов В.И.
Кузнецов Г.С.
Кузык Б.Н.
Кукес С.Г.
Кулаков В.Г.
Кулаков И.Е.
Купцов В.А.
Курманаев А.Т.
Кучма Л.Д.
Лаврик А.Н.
Лавров С.В.
Лазаренко П.И.
Лазовский В.Н.
Лапшин М.И.
Латыпов У.Р.
Латышев П.М.
Лебедев Ю.И.
Лебедев С.Н.
Лебедев П.Л.
Лебедев А.Е.
Лебедь А.И.
Лебедь А.И.
Леваев Л.А.
Левин Н.И.
Левитин И.Е.
Леонов В.В.
Леонтьев М.В.
Лесин М.Ю.
Лившиц А.Я.
Лиманский Г.С.
Лисин В.С.
Лисицын А.И.
Лисовский С.Ф.
Литвин В.М.
Литвиненко А.В.
Лихачев А.Н.
Логинов Е.Ю.
Логинов В.Г.
Лодкин Ю.Е.
Локоть А.Е.
Лондон Я.Р.
Лужков Ю.М.
Лукашенко А.Г.
Лучанский Г.Э.
Лысенко А.Г.
Лысенко Г.И.
Лычковский А.Е.
Львов Ю.И.
Люлько А.Н.
Магомедов М.М.
Макаров И.В.
Макаров А.С.
Малин В.В.
Малышев В.И.
Мальцев Л.С.
Мальцев С.И.
Мамай И.И.
Мамут А.Л.
Мананников А.П.
Маркелов Л.И.
Маркова А. .
Марчук Е.К.
Маслов Н.В.
Масхадов А.А.
Матвиенко В.И.
Матюхин В.Г.
Махачев Г.Н.
Махмудов И.К.
Машковцев М.Б.
Медведев Д.А.
Мельников А.А.
Мельниченко А.И.
Мерзликин К.Э.
Миллер А.Б.
Минаков И.А.
Мирилашвили К.М.
Мирилашвили М.М.
Миронов С.М.
Миронов О.О.
Михайлов А.Н.
Михайлов Е.Э.
Михайлов С.А.
Мозяков В.В.
Мордашов А.А.
Мороз И.Г.
Морозов А.В.
Мочалин Н.А.
Мусаев А.А.
Мутко В.Л.
Муха В.П.
Назарбаев Н.А.
Назаров А.В.
Наздратенко Е.И.
Нарусова Л.Б.
Наумов В.В.
Невзлин Л.Б.
Немцов Б.Е.
Никешин С.Н.
Никитин В.А.
Николаев В.Н.
Николаев М.Е.
Никольский Б.В.
Ниязов А.В.
Ниязов (Туркменбаши) С.А.
Новиков В.А.
Новицкий Г.В.
Нургалиев Р.Г.
Нухаев Х.Т.
Окулов В.М.
Омельченко А.А.
Онищенко Г.Г.
Ооржак Ш.Д.
Орджоникидзе И.Н.
Осин В.К.
Оськина В.Е.
Отдельнов М.Г.
Павловский Г.О.
Пак В.А.
Паколли Б..
Палий В.О.
Парамонова Т.В.
Патаркацишвили Б.Ш.
Патрушев Н.П.
Петров В.А.
Петров Ю.В.
Петрунько А.К.
Петухов В.Г.
Пехтин В.А.
Пехтин В.А.
Пимашков П.И.
Платов В.И.
Плетнев О.Н.
Позгалев В.Е.
Полежаев Л.К.
Полещук С.Е.
Политические секс-скандалы ..
Полтавченко Г.С.
Потанин В.О.
Потебенько М.А.
Потехин А.В.
Потехина И.П.
Похмелкиин В.В.
Похмелкин В.В.
Починок А.П.
Прилепский Б.В.
Примаков Е.М.
Простяков И.И.
Прохоров А.Д.
Прохоров М.Д.
Прусак М.М.
Пугач В.Н.
Пугачев С.В.
Пуликовский К.Б.
Путин В.В.
Путина Л.А.
Рабинович В.З.
Радуев С.Б.
Райков Г.И.
Рахимов М.Г.
Рахмонов Э.Ш.
Резников А.В.
Рейман Л.Д.
Рейман Л.Д.
Ремезков А.А.
Ресин В.И.
Рогозин Д.О.
Родионов П.И.
Рокецкий Л.Ю.
Россель Э.Э.
Румянцев А.Ю.
Руцкой А.В.
Рушайло В.Б.
Рыбкин И.П.
Рыдник Ю.Е.
Рюзин В.В.
Саакашвили М.Н.
Сабадаш А.В.
Сабсаби З.М.
Савин А.А.
Савинская Н.А.
Садовничий В.А.
Сажинов П.А.
Сафин Р.Р.
Селезнёв Г.Н.
Семенов В.М.
Семигин Г.Ю.
Сенкевич Н.Ю.
Сергеев И.Д.
Сергеенков В.Н.
Сергиенко В.И.
Сердюков В.П.
Серов К.Н.
Сечин И.И.
Скуратов Ю.И.
Слиска Л.К.
Сметанин О.А.
Смирнов В.Г.
Смирнов В.А.
Смоленский А.П.
Смушкин З.Д.
Соинов А.Н.
Соколов А.С.
Солтаганов В.Ф.
Спасский И.Д.
Спиридонов Ю.А.
Стародубцев В.А.
Степанов А.Г.
Степашин С.В.
Столповских В.С.
Строев Е.С.
Струганов В.В.
Субанбеков Б.Ж.
Сулейменов К.Ш.
Султанов У.Т.
Сумин П.И.
Суриков А.А.
Сурков В.Ю.
Сыдорук И.И.
Танаев Н.Т.
Тарасов С.Б.
Тасмагамбетов И.Н.
Тахтахунов (Тайванчик) А.Т.
Тимошенко Ю.В.
Титков С.Н.
Титов А.К.
Титов К.А.
Тихомиров Н.В.
Тихон (..
Ткачев А.Н.
Толоконский В.А.
Томилов Н.Ф.
Томчин Г.А.
Топоев Э.Т.
Торлопов В.А.
Тохтахунов (Тайванчик) А..
Трабер И.И.
Трошев Г.Н.
Трутнев Ю.П.
Тулеев А.М.
Тургуналиев Т.Т.
Тусупбеков Р.Т.
Тюльпанов В.А.
Тяжлов А.С.
Усманов А.Б.
Усс А.В.
Устинов В.В.
Уткин Н.Д.
Фадеев Г.М.
Фархутдинов И.П.
Федоров Н.В.
Федоров Б.Г.
Федорова О..
Федулев П.а.
Филатов В.Б.
Филатов С.С.
Филипенко А.В.
Филиппов В.М.
Филичев А.Г.
Фомин А.А.
Фортыгин В.С.
Фрадков М.Е.
Франк С.О.
Фридман М.М.
Фурсенко А.А.
Хагажеев Д.Т.
Хайруллоев Ш.Х.
Хакамада И.М.
Хан Г.Б.
Хапсироков Н.Х.
Харитонов Н.М.
Хлопонин А.Г.
Ходорковский М.Б.
Ходырев Г.М.
Холод Л.И.
Хомлянский А.Б.
Христенко В.Б.
Церетели З.К.
Чайка Ю.Я.
Червов В.Д.
Черкесов В.В.
Чернoй Л.С.
Чернoй М.С.
Черномырдин В.С.
Чернухин В.А.
Чигиринский Ш.П.
Чикуров С.В.
Чуб В.Ф.
Чубайс А.Б.
Шаймиев М.Ш.
Шаманов В.А.
Шамузафаров А.Ш.
Шандыбин В.И.
Шанцев В.П.
Шаповалов Г.Г.
Шарипов Х.Х.
Шаталов В.И.
Шахновский В.С.
Швец Л.Н.
Швидлер Е.М.
Швыдкой М.Е.
Шеварнадзе Э.А.
Шевченко В.А.
Шевченко Ю.Л.
Шевченко С.А.
Шершунов В.А.
Шефлер Ю.В.
Шимкив А.И.
Шкребец А.Н.
Шматов Ю.А.
Шойгу С.К.
Шохин А.Н.
Штыров В.А.
Шувалов И.И.
Шустерович А..
Шутов Ю.Т.
Щербинин А.Я.
Южанов И.А.
Юмашев В.Б.
Ющенко В.А.
Явлинский Г.А.
Язев В.А.
Яковлев В.А.
Яковлев И.В.
Яковлев В.Ф.
Яковлев К.К.
Яковлева И.И.
Янковский А.Э.
Янукович В.Ф.
Ястржембский С.В.
Яшин В.Н.

Rambler's Top100
агентство федеральных расследований

Электронное общественно-политическое периодическое издание «Компромат.ru» («Kompromat.ru») («Compromat.ru») Свидетельство Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых информаций о регистрации СМИ Эл № 77-6736 от 14 января 2003 г.

Rambler's Top100
//