?????????.??
?????????.??
?????????.??
?????????.??

Отбор газа


Отбор частной собственности у наиболее состоятельной части
российской бизнес-элиты, начавшийся в 2005 году, похоже,
продолжится и в нынешнем году. Вот наиболее вероятные
кандидаты на переход в госсектор: «Норникель», АвтоВАЗ,
КамАЗ. Но эти проекты еще находятся в состоянии проработки в
отличие от двух сделок, уже завершившихся и ставших причиной
разговоров о всеобщей национализации. Речь идет о «сделках
века»: в прошлом году «Газпром» купил «Сибнефть» за 13 млрд
долларов, а «Роснефть» приобрела «Юганскнефтегаз» за 9,6
млрд долл. Эти приобретения позволили государству поставить
под свой контроль около 30% российской нефтедобычи. Что
касается добычи газа, то здесь «Газпром» и без
дополнительных затрат контролирует более 90% рынка. Если
прибавить к этому абсолютное доминирование РАО «ЕЭС» на
рынке электроэнергии, то российский ТЭК действительно
выглядит как государственная монополия. То есть
национализация ТЭКа по сути уже состоялась, и дискутировать
здесь в принципе не о чем. Особенно после предельно ясного
путинского высказывания: «Сегодня государство, используя
абсолютно легальные рыночные механизмы, обеспечивает свои
интересы. Считаю это вполне нормальным». Отметим только, что
госинтересы стали чем-то нормальным на фоне не совсем
нормального «дела ЮКОСа».

Филиалы Кремля

Не менее заметной тенденцией последнего времени стала
кремлинизация все того же ТЭКа – в топ-менеджменте
«Газпрома» и «Роснефти» как минимум две фигуры из путинского
окружения: Дмитрий Медведев, председатель совета директоров
«Газпрома» и заодно первый заместитель председателя
правительства, а также Игорь Сечин, занимающий пост
председателя совета директоров «Роснефти» (по
совместительству – заместитель руководителя администрации
президента РФ). Таким образом «питерская команда»
одновременно представляет и политическую, и деловую элиту
страны.

Именно на этом фоне и начались разговоры о перемещении
центра власти из Кремля в «Газпром» и «Роснефть». На самом
же деле логичнее говорить о едином центре власти, который
последовательно расширяет сферу своего влияния: заняв
административные высоты, команда принялась «завязывать» на
себя и все центры принятия деловых решений. Власть
кремлевская и «власть трубы» – единое целое. Что было с
успехом доказано последними ценовыми атаками «Газпрома» на
бывшие союзные республики. В принципе нынешняя властная
элита в точности повторяет действия некогда сильной
олигархической элиты. Только в другом порядке.

Олигархи сначала получили контроль над ТЭКом и другими
доходными отраслями экономики, после чего была предпринята
попытка приватизировать власть. Попытка оказалась неудачной.
Действия в обратной очередности, очевидно, приносят лучшие
результаты. Причем Кремль успешно перенял ноу-хау,
изобретенное еще Березовским: чтобы контролировать
собственность, ею не надо владеть – достаточно расставить
своих людей в руководстве целевыми компаниями. То есть нет
необходимости создавать «Сечин Лимитед» или «Медведев
Инкорпорейтед» с последующей приватизацией госсобственности
в их пользу. Достаточно того, что Сечин и Медведев занимают
ключевые посты в «Роснефти» и «Газпроме». Кстати, такой
подход к хозяйствованию лишний раз свидетельствует о полной
уверенности Кремля в том, что ситуация «наши в городе»
сохранится и после 2008 года, и после 2012-го. В противном
случае такие кадровые назначения особого смысла не имеют.

Продолжая корпоративные аналогии, можно сказать, что Кремль
поменял принципы извлечения прибыли. Раньше прибыль
извлекалась косвенно – чиновник получал свой честно
заслуженный откат после принятия решения в пользу той или
иной ФПГ. Теперь власть решила поменять схему своего участия
в прибыли и извлекать ее напрямую – непосредственно
контролируя крупнейшие и наиболее доходные сферы бизнеса.
Главным образом ТЭК, приносящий небывалые деньги на фоне
аномально удачной конъюнктуры мирового рынка энергоносителей
и прочих углеводородов.

Впрочем, интересы государства, о нормальности которых
высказался Путин, не исчерпываются одним только ТЭКом. Об
этом говорит покупка «Силовых машин» государственным РАО
«ЕЭС» и покупка «Гута-банка» государственным ВТБ. Не говоря
уже о том, что Сбербанк, крупнейший розничный банк страны,
также контролируется государством (в его наблюдательном
совете состоят Сергей Игнатьев, Герман Греф и Алексей
Кудрин). Теперь на очереди – автопром и металлургическая
промышленность. Думается, если бы была такая возможность, то
государство внедрилось бы и в более чем прибыльную отрасль
телекоммуникаций. Попытки предъявить претензии Вымпелкому
уже были. Пока неудачные.

Блуждающие миллиарды

Таким образом, госкапитализм можно считать даже не ближайшим
будущим, а вполне состоявшимся настоящим российской
экономики. Со всеми вытекающими рисками – как
экономическими, так и политическими. Первые более чем
очевидны и вытекают из неоднократно подтвержденного тезиса о
том, что государство – плохой собственник. Хотя бы потому,
что деньги, которые должны теоретически работать в России,
порой не работают вовсе, либо работают не на тех, либо
работают не там где надо. Национализация «Юганскнефтегаза» –
лучший пример. Были две эффективно работающие компании –
ЮКОС и «Роснефть». Они в любом случае, независимо от
принадлежности, добывали нефть, обеспечивали некое
количество рабочих мест и платили НДПИ (налог на добычу
полезных ископаемых) и другие налоги (вопрос о том, сколько
там ЮКОС и кому недоплатил, мы сейчас оставляем за рамками
дискуссии; в любом случае компания до определенного момента
считалась одним из крупнейших источников пополнения
бюджета). Обе компании были стабильны и эффективны. Но
«Роснефть» стала орудием власти в войне против Ходорковского
и потратила больше 9 млрд долларов на покупку некоего актива
– «Юганскнефтегаза». Что плохого? А то, что и актив этот, и
«Роснефть» и без того были эффективны и находились в
российской юрисдикции. А вот кредит на приобретение
«Юганскнефтегаза» был взят в Европе. То есть деньги вместе с
процентами уйдут за границу в счет оплаты синдицированного
кредита.

Сомнений нет, что если бы та же сумма была потрачена
«Роснефтью» на геологоразведку, то это был бы вполне
разумный коммерческий проект. Целесообразность
инвестирования в разведку – вне сомнений. А вот покупка
«Юганскнефтегаза» – проект политический, тоже, впрочем,
окупаемый, но и дивиденды будут политическими. К деньгам и
успешному хозяйствованию это уже не имеет отношения. Если
рассматривать подобные траты в макроэкономическом аспекте
(для экономики страны в целом), то они неэффективны. Власть
по сути впустую истратила несколько миллиардов долларов на
покупку актива, который и без этих «инвестиций» приносил
прямую коммерческую пользу. Лучше бы уж «за спасибо»
национализировали. Так деньги из страны не утекли бы. Но тут
опять же: инвестиционный климат, международное сообщество и
т.д. В общем, пришлось пожертвовать миллиардами, чтобы
сохранить хоть какое-то лицо. Все-таки купили по
относительно рыночной цене и вообще по решению суда. Не
важно, что он Басманный.

Сделка по покупке «Сибнефти» «Газпромом» выглядит чище.
Здесь политическая составляющая как бы косвенная. Но
экономический смысл сделки аналогичный: покупка опять же
действующего российского актива за счет опять же
синдицированного на Западе кредита. Объем последнего почти
совпадает с той суммой, что «Газпром» тратит на
геологоразведку. В год, естественно.

Как-то не очень целесообразны такие расходы, если рассуждать
о повышении конкурентоспособности экономики. И это не говоря
о том, что само конкурентное поле сужается, а наиболее
заметным игроком становится государство. Почти монопольным
игроком.

ЮКОС рейтинга не портит

Странно, что Кремлю так и не удалось добиться того, что
предрекали многие либеральные экономисты, – радикального
ухудшения инвестиционного климата. Ни наезд на
Ходорковского, ни переход «Юганскнефтегаза» в
госсобственность не отвратили иностранных инвесторов от
России. Даже наоборот – именно на фоне окончательного
разгрома ЮКОСа все три ведущих рейтинговых агентства
выставили России высшие баллы – рейтинги инвестиционного
уровня. Хотя, конечно, пробрюзжали при этом что-то не
слишком внятное про опасность усиления роли государства в
экономике. Но это скорее для приличия – ведь рейтинг-то все
равно остался инвестиционным. В этом нет ничего особенно
парадоксального, поскольку увеличение госсектора в принципе
не означает снижения инвестиционной привлекательности. Может
быть, даже наоборот. Вкладывая средства в немногочисленные,
но сильно разросшиеся госкомпании, инвестор избавляется от
множества рисков, связанных с аналогичными инвестициями в
компании частные. К примеру, полностью снимается риск
возможного «пересмотра итогов» – после перехода под
государственный контроль собственность становится
неприкосновенной. Какой-либо пересмотр здесь возможен только
в одном случае – при смене власти. А здесь у нас полнейшая
стабильность и преемственность. А следовательно, вопросы
собственности и сама эта собственность останутся в ведении
ныне сформировавшейся элиты (как политической, так и
экономической, что в принципе одно и то же). Поэтому
иностранный инвестор чувствует себя спокойно. Ему даже
выгоднее вести дела с меньшим количеством контрагентов –
транзакционные издержки падают, эффективность растет.

К тому же государственные гарантии еще с советских времен
воспринимаются как абсолютно надежные. Поэтому и госкомпании
в целом выглядят более привлекательными. Что, кстати,
подтверждается и динамикой фондового рынка. Индекс РТС за
2005 год вырос на 83,29% – до 1125,6 пункта, индекс ММВБ –
на 83,08% – до 1011 пунктов. Сейчас РТС штурмует новые
высоты, его значение находится недалеко от 1400 пунктов –
это безусловный исторический максимум. Причем важнейшими
драйверами рынка считаются «Газпром» и Сбербанк, а высокие
показатели индексов эксперты связывают с приходом на
фондовый рынок именно иностранных инвесторов. Стоит, правда,
отметить, что предыдущие два года РТС чувствовал себя
значительно хуже – локальное ухудшение инвестиционного
климата все же состоялось. Однако теперь, когда основной
этап «пересмотра итогов» завершился, деньги вновь
возвращаются в Россию. Это не хвала кремлевскому
экономическому курсу, а только констатация факта. Кремль,
сделавший целый ряд абсолютно неадекватных экономических
шагов, в итоге все же остался в выигрыше. Власть оказалась в
полосе тотального везения за счет того, что на протяжении
всей путинской эры нефть и газ неизменно росли в цене. В
итоге инвесторы и вообще деловые партнеры России на мировом
рынке показали готовность мириться с любым политическим
режимом в обмен на стабильность поставок. А начав новый
передел собственности с нефтянки, Кремль сделал безошибочную
ставку.

И выиграл, похоже, не только в экономике, но и в политике.
Можно сказать, что вместе с ТЭКом власть теперь владеет и
контрольным пакетом всей России, если рассматривать страну
как корпорацию. Финансовые возможности Кремля стали
практически безграничными, а денежные потоки – не
подконтрольными никому, кроме путинских назначенцев. Теперь
больше нет необходимости обращаться за денежным
вспомоществованием к олигархическому сообществу – под рукой
собственная ресурсная база, а размер затрат на популяризацию
власти в народе ограничен лишь воображением этой власти. А
значит, любую электоральную кампанию эта команда с высокой
степенью вероятности выиграет еще до ее начала. Способов
масса, и самый эффективный – «подкуп» населения. Конечно, в
форме неустанной заботы о росте благосостояния, будь то
очередное повышение зарплат бюджетникам или госинвестиции в
развитие какой-либо отрасли. К примеру, сельского хозяйства
или науки. Согласитесь, что удвоение зарплат – это повод
проголосовать за ту власть, что обеспечила это удвоение. Ну
а то, что зарплаты все равно в десятки раз ниже европейских,
не беда. Население никогда не жило по европейским стандартам
и потому вполне довольно стандартами кремлевскими.

Новое время
http://flb.ru/info/36314.html
Александр Зубанов
10.02.2006

Путин


Абрамович Р.А.
Авдийский В.И.
Авен П.О.
Агапов Ю.В.
Агафонов С.Л.
Адамов Е.О.
Акаев А.А.
Акилов А.Г.
Аксененко Н.Е.
Алаферовский Ю.П.
Алекперов В.Ю.
Александров В.Л.
Алексий II ..
Алешин Б.С.
Алиев Г.А.
Алиев Г.А.
Алматов З.А.
Алханов А.Д.
Ананенко А.А.
Ангелевич А.В.
Анодина Т.Г.
Анпилов А.Н.
Антонов Ю.В.
Антошин С..
Артюхов В.Г.
Аушев .С.
Афанасьев В.Л.
Ашлапов Н.И.
Аяцков Д.Ф.
Баварин В.Н.
Барановский Д.Р.
Баркашов А.П.
Барсуков В.С.
Барщевский М.Ю.
Басаев Ш.С.
Басалаев В.А.
Басилашвили О.В.
Батожок Н.И.
Батурин В.Н.
Батурина Е.Н.
Бельянинов А.Ю.
Беляев С.Г.
Бендукидзе К.А.
Березкин Г.В.
Березовский Б.А.
Берстейн И..
Беспаликов А.А.
Бессонов Г.К.
Блаватник Л.В.
Бобрышев В.С.
Богданов В.Л.
Богданов В.Л.
Богданчиков С.В.
Богомолов Г.С.
Богомолов О.А.
Бойко О.В.
Бойко М.В.
Бойцев .А.
Болдырев Ю.Ю.
Боллоев Т.К.
Боровой К.Н.
Бородин П.П.
Бородин А.Ф.
Браверман А.А.
Брудно М.Б.
Брынцалов В.А.
Буданов Ю.Д.
Будберг А.П.
Букаев Г.И.
Булавинов В.Е.
Буренин Д.А.
Бутов В.Я.
Быков А.П.
Быстров Е.И.
Бычков Е.М.
Вавилов А.П.
Вайнштейн А.Л.
Вайншток С.М.
Ванин М.В.
Ваничкин М.Г.
Васильев Д.В.
Вахмистров А.И.
Вексельберг В.Ф.
Вексельберг В.Ф.
Вернер Н.В.
Верясов Ю.В.
Вешняков А.А.
Вилков П.В.
Вильчик В.А.
Винниченко Н.А.
Виноградов В.В.
Виноградов А.В.
Вирясов В.И.
Волин А.К.
Волков А.А.
Волков А.М.
Воловик А.М.
Волошин А.С.
Волчек Д.Г.
Вольский А.И.
Вульф А.Ю.
Вьюгин О.В.
Вьюнов В.И.
Вяхирев Р.И.
Газизуллин Ф.Р.
Гайдамак А.А.
Гайсинский Ю.А.
Гальчев Ф.И.
Гаон Н..
Гафаров Г.Г.
Геворкян Н.П.
Геращенко В.В.
Глазков А.А.
Глазунова В.Ф.
Глазьев С.Ю.
Глушков Н..
Глущенко М.И.
Говорин Б.А.
Голдовский Я.И.
Голикова Т.А.
Головлев В.И.
Голомолзин А.Н.
Голубицкий В.М.
Горбачев М.С.
Горбенко Л.П.
Гордеев А.В.
Горнштейн А.С.
Городецкий В.Ф.
Грач Л.И.
Грачев П.С.
Греф Г.О.
Громов Б.В.
Грошев В.П.
Грызлов Б.В.
Гудовский А.Э.
Гужвин А.П.
Гулямов К.Г.
Гуров А.И.
Гусинский В.А.
Гуцериев М.С.
Гущин Ю.Н.
Дамитов К.К.
Дарькин С.М.
Дерипаска О.В.
Деркач Л.В.
Джабраилов У.А.
Дзасохов А.С.
Добров А.П.
Доренко С.Л.
Драчевский Л.В.
Дробинин А.Д.
Дубинин С.К.
Дубов В.М.
Дубов К.С.
Дьяченко Т.Б.
Дьяченко(Юмашева) Т.Б.
Ебралидзе А.И.
Евдокимов М.С.
Евдокимов Ю.А.
Евлоев М..
Евстафьев А.В.
Евтушенков В.П.
Егиазарян А.Г.
Егоров В.Г.
Ельцин Б.Н.
Епимахов В.В.
Еременко В.И.
Ефремов А.Ф.
Ефремов А.А.
Жаботинская Е.И.
Жеков С.В.
Живило М.Ю.
Жириновский В.В.
Жуков А.Д.
Забелин С.В.
Задорнов М.М.
Заполь Ю.М.
Зеленин Д.В.
Зивенко С.В.
Зимин Д.Б.
Золотарёв Б.Н.
Золотарев Б.Н.
Зубков В.А.
Зубов В.М.
Зубрин В.В.
Зуев С..
Зурабов М.Ю.
Зюганов Г.А.
Зязиков М.М.
Иванинский О.И.
Иванишвили Б.Г.
Иванов В.П.
Иванов С.Б.
Иванов И.С.
Игнатенко В.Н.
Игнатов В.А.
Игнатьев С.М.
Игумнов Г.В.
Ильюшенко А.Н.
Ильюшин А.В.
Ильясов С.В.
Илюмжинов К.Н.
Илюхин В.И.
Индинок И.И.
Йордан Б.А.
Каган А.В.
Каданников В.В.
Кадыров А.Х.
Кадыров Р.Х.
Кадыров Р.А.
Кажегельдин А.М.
Казанцев В.Г.
Казьмин А.И.
Калмурзаев С.С.
Каменев А.Л.
Камышан В.А.
Кантор В.В.
Карелин А.А.
Карелова Г.Н.
Каримов И.А.
Касьянов М.М.
Катанандов С.Л.
Квашнин А.В.
Керимов С.А.
Кибирев С.Ф.
Кириенко С.В.
Кириллов В.В.
Кирпа Г.Н.
Киселев Е.А.
Киселев В.В.
Киселев О.В.
Кислицын В.А.
Клебанов И.И.
Климашин Н.В.
Климов В.Н.
Кобзон И.Д.
Ковалев В.А.
Ковалев А.Я.
Коган В.И.
Кодзоев Б.И.
Кожин В.И.
Кожокин М.М.
Козак Д.Н.
Колмогоров В.В.
Кольба Н.И.
Коляк Р.А.
Комаров А.А.
Кондратенко Н.И.
Кондратов А.Ф.
Коновалов В.Ф.
Коняхин Г.В.
Корбут Н.П.
Коржаков А.В.
Костиков И.В.
Костин А.Л.
Котелкин А.И.
Кох А.Р.
Кошкарева Т.П.
Кошман Н.П.
Крамарев А.Г.
Красненкер А.С.
Кресс В.М.
Кротов В.Ю.
Круглов А.С.
Кудрин А.Л.
Кузнецов В.Е.
Кузнецов В.И.
Кузнецов Г.С.
Кузык Б.Н.
Кукес С.Г.
Кулаков В.Г.
Кулаков И.Е.
Купцов В.А.
Курманаев А.Т.
Кучма Л.Д.
Лаврик А.Н.
Лавров С.В.
Лазаренко П.И.
Лазовский В.Н.
Лапшин М.И.
Латыпов У.Р.
Латышев П.М.
Лебедев Ю.И.
Лебедев С.Н.
Лебедев П.Л.
Лебедев А.Е.
Лебедь А.И.
Лебедь А.И.
Леваев Л.А.
Левин Н.И.
Левитин И.Е.
Леонов В.В.
Леонтьев М.В.
Лесин М.Ю.
Лившиц А.Я.
Лиманский Г.С.
Лисин В.С.
Лисицын А.И.
Лисовский С.Ф.
Литвин В.М.
Литвиненко А.В.
Лихачев А.Н.
Логинов Е.Ю.
Логинов В.Г.
Лодкин Ю.Е.
Локоть А.Е.
Лондон Я.Р.
Лужков Ю.М.
Лукашенко А.Г.
Лучанский Г.Э.
Лысенко А.Г.
Лысенко Г.И.
Лычковский А.Е.
Львов Ю.И.
Люлько А.Н.
Магомедов М.М.
Макаров И.В.
Макаров А.С.
Малин В.В.
Малышев В.И.
Мальцев Л.С.
Мальцев С.И.
Мамай И.И.
Мамут А.Л.
Мананников А.П.
Маркелов Л.И.
Маркова А. .
Марчук Е.К.
Маслов Н.В.
Масхадов А.А.
Матвиенко В.И.
Матюхин В.Г.
Махачев Г.Н.
Махмудов И.К.
Машковцев М.Б.
Медведев Д.А.
Мельников А.А.
Мельниченко А.И.
Мерзликин К.Э.
Миллер А.Б.
Минаков И.А.
Мирилашвили К.М.
Мирилашвили М.М.
Миронов С.М.
Миронов О.О.
Михайлов А.Н.
Михайлов Е.Э.
Михайлов С.А.
Мозяков В.В.
Мордашов А.А.
Мороз И.Г.
Морозов А.В.
Мочалин Н.А.
Мусаев А.А.
Мутко В.Л.
Муха В.П.
Назарбаев Н.А.
Назаров А.В.
Наздратенко Е.И.
Нарусова Л.Б.
Наумов В.В.
Невзлин Л.Б.
Немцов Б.Е.
Никешин С.Н.
Никитин В.А.
Николаев В.Н.
Николаев М.Е.
Никольский Б.В.
Ниязов А.В.
Ниязов (Туркменбаши) С.А.
Новиков В.А.
Новицкий Г.В.
Нургалиев Р.Г.
Нухаев Х.Т.
Окулов В.М.
Омельченко А.А.
Онищенко Г.Г.
Ооржак Ш.Д.
Орджоникидзе И.Н.
Осин В.К.
Оськина В.Е.
Отдельнов М.Г.
Павловский Г.О.
Пак В.А.
Паколли Б..
Палий В.О.
Парамонова Т.В.
Патаркацишвили Б.Ш.
Патрушев Н.П.
Петров В.А.
Петров Ю.В.
Петрунько А.К.
Петухов В.Г.
Пехтин В.А.
Пехтин В.А.
Пимашков П.И.
Платов В.И.
Плетнев О.Н.
Позгалев В.Е.
Полежаев Л.К.
Полещук С.Е.
Политические секс-скандалы ..
Полтавченко Г.С.
Потанин В.О.
Потебенько М.А.
Потехин А.В.
Потехина И.П.
Похмелкиин В.В.
Похмелкин В.В.
Починок А.П.
Прилепский Б.В.
Примаков Е.М.
Простяков И.И.
Прохоров А.Д.
Прохоров М.Д.
Прусак М.М.
Пугач В.Н.
Пугачев С.В.
Пуликовский К.Б.
Путин В.В.
Путина Л.А.
Рабинович В.З.
Радуев С.Б.
Райков Г.И.
Рахимов М.Г.
Рахмонов Э.Ш.
Резников А.В.
Рейман Л.Д.
Рейман Л.Д.
Ремезков А.А.
Ресин В.И.
Рогозин Д.О.
Родионов П.И.
Рокецкий Л.Ю.
Россель Э.Э.
Румянцев А.Ю.
Руцкой А.В.
Рушайло В.Б.
Рыбкин И.П.
Рыдник Ю.Е.
Рюзин В.В.
Саакашвили М.Н.
Сабадаш А.В.
Сабсаби З.М.
Савин А.А.
Савинская Н.А.
Садовничий В.А.
Сажинов П.А.
Сафин Р.Р.
Селезнёв Г.Н.
Семенов В.М.
Семигин Г.Ю.
Сенкевич Н.Ю.
Сергеев И.Д.
Сергеенков В.Н.
Сергиенко В.И.
Сердюков В.П.
Серов К.Н.
Сечин И.И.
Скуратов Ю.И.
Слиска Л.К.
Сметанин О.А.
Смирнов В.Г.
Смирнов В.А.
Смоленский А.П.
Смушкин З.Д.
Соинов А.Н.
Соколов А.С.
Солтаганов В.Ф.
Спасский И.Д.
Спиридонов Ю.А.
Стародубцев В.А.
Степанов А.Г.
Степашин С.В.
Столповских В.С.
Строев Е.С.
Струганов В.В.
Субанбеков Б.Ж.
Сулейменов К.Ш.
Султанов У.Т.
Сумин П.И.
Суриков А.А.
Сурков В.Ю.
Сыдорук И.И.
Танаев Н.Т.
Тарасов С.Б.
Тасмагамбетов И.Н.
Тахтахунов (Тайванчик) А.Т.
Тимошенко Ю.В.
Титков С.Н.
Титов А.К.
Титов К.А.
Тихомиров Н.В.
Тихон (..
Ткачев А.Н.
Толоконский В.А.
Томилов Н.Ф.
Томчин Г.А.
Топоев Э.Т.
Торлопов В.А.
Тохтахунов (Тайванчик) А..
Трабер И.И.
Трошев Г.Н.
Трутнев Ю.П.
Тулеев А.М.
Тургуналиев Т.Т.
Тусупбеков Р.Т.
Тюльпанов В.А.
Тяжлов А.С.
Усманов А.Б.
Усс А.В.
Устинов В.В.
Уткин Н.Д.
Фадеев Г.М.
Фархутдинов И.П.
Федоров Н.В.
Федоров Б.Г.
Федорова О..
Федулев П.а.
Филатов В.Б.
Филатов С.С.
Филипенко А.В.
Филиппов В.М.
Филичев А.Г.
Фомин А.А.
Фортыгин В.С.
Фрадков М.Е.
Франк С.О.
Фридман М.М.
Фурсенко А.А.
Хагажеев Д.Т.
Хайруллоев Ш.Х.
Хакамада И.М.
Хан Г.Б.
Хапсироков Н.Х.
Харитонов Н.М.
Хлопонин А.Г.
Ходорковский М.Б.
Ходырев Г.М.
Холод Л.И.
Хомлянский А.Б.
Христенко В.Б.
Церетели З.К.
Чайка Ю.Я.
Червов В.Д.
Черкесов В.В.
Чернoй Л.С.
Чернoй М.С.
Черномырдин В.С.
Чернухин В.А.
Чигиринский Ш.П.
Чикуров С.В.
Чуб В.Ф.
Чубайс А.Б.
Шаймиев М.Ш.
Шаманов В.А.
Шамузафаров А.Ш.
Шандыбин В.И.
Шанцев В.П.
Шаповалов Г.Г.
Шарипов Х.Х.
Шаталов В.И.
Шахновский В.С.
Швец Л.Н.
Швидлер Е.М.
Швыдкой М.Е.
Шеварнадзе Э.А.
Шевченко В.А.
Шевченко Ю.Л.
Шевченко С.А.
Шершунов В.А.
Шефлер Ю.В.
Шимкив А.И.
Шкребец А.Н.
Шматов Ю.А.
Шойгу С.К.
Шохин А.Н.
Штыров В.А.
Шувалов И.И.
Шустерович А..
Шутов Ю.Т.
Щербинин А.Я.
Южанов И.А.
Юмашев В.Б.
Ющенко В.А.
Явлинский Г.А.
Язев В.А.
Яковлев В.А.
Яковлев И.В.
Яковлев В.Ф.
Яковлев К.К.
Яковлева И.И.
Янковский А.Э.
Янукович В.Ф.
Ястржембский С.В.
Яшин В.Н.

Rambler's Top100
агентство федеральных расследований

Электронное общественно-политическое периодическое издание «Компромат.ru» («Kompromat.ru») («Compromat.ru») Свидетельство Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых информаций о регистрации СМИ Эл № 77-6736 от 14 января 2003 г.

Rambler's Top100
//